АвторТема: Генеалогия родов, породненных с Веренич-Стаховскими: Скирмунтты  (Прочитано 12225 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн I2a1aАвтор темы

  • ...
  • Сообщений: 10415
  • Страна: ee
  • Рейтинг +757/-8
Теперь, пожалуй, можно поговорить о Скирмунтах - самом известном (не считая фон Корфов) роде предков моего отца (по одной из предковых линий).

Информация из книги Федорчука: "Усадьбы Брестщины" (с) 2004

Скирмунты
 Скирмунты писали название рода через одно или два "т". Констанция Скирмунтт именует великого князя литовского «Скирмунт»; Константин с осени 1903 г. канал писать одно т. [622 ]также использует одно «t».
      Одним из старейших является полесский род Скирмунтов герба Дуб. На родовом гербе изображены три ветви дуба и княжеская митра (первоначально дерево дуба с 3 ветвями, и герб именовался Годземба). В 1569 г. гербом пользовался Ян Скирмунт. Я.Цеханович [622] упоминает род Скирмунтов гербов Годземба, Приятель и Три Лилии.
Предком рода называет Матея Скирмунта, герб которого имел изображение дуба с тремя ветвями. Он владел Буткишками на Жмуди. Род, по данным Ю.Вольфа [764], берет начало «от великих князей литовских, от Скирмунта, старшего сына Мингайло, внука Эрдивилла, первейшего князя литовского». Новогрудский князь Скирмунт упоминается в связи с битвой с владимирским и туровским князем Мстиславом, состоявшейся в 1220 г. недалеко от поселения Стошаны на Пинщине. Ему отошел Пинск, он становится князем на «Пинску и Новогрудку» [697]. К Скирмунту хан заволжский Булак Солтан присылал послов, добиваясь тем самым получения дани, но в ответ получил отрезанные у послов носы и уши. После чего состоялась битва у Койданова с войском Балаклая Солтана, в которой Скирмунт также одержал победу и вскоре овладел Мозырем, Стародубом, Черниговом и Карачевом. При жизни свои обширнейшие владения разделил между сыновьями Люгартом, Писсимунтом и Тройнатом. Его старшие сыновья погибли во время татарских набегов. Владения Тройната перешли его сыну Альгимунту (Дерналович, 1978, письменное сообщение). Согласно хронологии великих литовских князей, составленной Констанцией Скирмунт (1886), Скирмунт и Тройнат жили в XII, а Альгимунт -- XIII в.

      Согласно документам НИАБ, родословное дерево, составленное в 1802 г., включает девять поколений (83 личности), признанных во дворянстве Минским Дворянским Депутатским собранием в 1802,1811,1820и 1829 гг. и внесенных в шестую часть Родословной Минской губернской книги. Отсчет родословной начинается с Богдана (Богуша) Скирмунта, которому 22 июня 1552 г. грамотой ее величества королевы Боны за верную государственную службу пожаловано имение Плотница [ 188]. Пинский земянин Богуш Скирмунт, говорится в грамоте, положил перед нами письмо покойного Аврама Капустича, который с братом Иваном, с женою и детьми дворище Тарасовское «отчизное властное придали на въчность» Богушу Скирмунту за 15 копъ грошей в селе Плотница" [520].
Первое упоминание старинного поселения Плотница относится к 1498 г., когда пинская княгиня Мария Семенова пожаловала два дворища Сенько Дмитровичу [325]. Королева Бона письмом от 1524 г. подтвердила его право на владение [441]. В 1503г. Плотница являлась владением Карповичей [638].
Богуш Скирмунт, с 1543 г. подстароста пинский, владел Плотницей до последних дней своих. Его не стало в 1563 г. Имение было родовым гнездом, включая XIX в. Сыновья Богута Николай и Криштоф положили начало двум ветвям рода.
       Ветвь Николая угасла в четвертом поколении. Необычайно разветвленной оказалась вторая ветвь, у истоков которой стоял младший сын Криштоф, владелец Плотницы, пинский судья, староста плотницкий, женатый па Пратосовечевне, который в 1567 г. «ставил одного коня [434]. В 1612 г. по его духовному завещанию владельцами стали сыновья Ян и Матеуш, которые в 1622 г. поделили имение с младшими братьями Григорием и Александром. Ян известен как посол Смоленский, который в 1569 г. подписал Люблинскую унию за смоленские земли, приложив печать с гербом Годземба. С Александра, поселившегося в Ошмянском повете, началось расселение рода.

      Далее Плотница наследовалась только «по мечу». По духовному завещанию Яна Криштофа, женатого на Головнянке, часть имения переходила его сыновьям Адаму и Юрию. Долю Матеуша получил его самый младший сын Ян, житомирский войский. В пятом поколении Плотницей владели сыновья Адама, Юрия и Матеуша -- Матеуш, Казимир, Александр и Николай. Среди них выделился Александр Скирмунт, сын Матеуша, городничий пинский, обозный пинский (1704), староста вечиковский (1710-- 1740), женатый на Корнелии Орда. Он первый среди представителей рода владел многочисленными имениями в Пинском, Вилкомирском, Ошмянском, Минском, Киевском поветах. По разделу 1746 г. его 5 сыновей из 7, получив имения, положили начало новым линиям в разных регионах. Дочь Виктория была замужем (с 1728) за князем Юзефом Друцким-Любецким. После смерти мужа в 1762 г. именовалась княжной-вдовой Друцкой-Любецкой на Любавичах, Погосте, Лунине и Парохонске. Ее сын Франц  (около 1735--1806), последний каштелян пинский (1793), являлся предком многочисленных представителей рода [764].

      Затем родовое имение Плотница перешло в собственность внукам Александра, сыновьям его сына Михаила -Фоме, пинскому хорунжему, и Адаму, пинскому подкоморию, кавалеру ордена св. Станислава, который, являясь судьей земским пинским, подстаростой пинским (1775), канцлером Тарговицкой конфедерации (1792), избирался членом суда этой конфедерации. Его речь на сейме 1775 г. была издана в польской библиотеке в   Париже. Частью имения владел Франц, старший сын Александра, не имевший наследников.

      Сыновья Фомы -Адам (предводитель дворянства Пинского уезда) и Александр (также предводитель, награжденный в 1828 г. орденом св. Владимира 4-Й степени) в 1820 г. разделили между собой имение. Адам Фомич закончил Виленский университет и, продолжая курс наук в университете, получил степень кандидата философии, что удостоверяется патентом 1811 г. В 1856 г. состоялся раздел владений Адама между сыновьями Болеславом и Генрихом [129]. Совладельцами были Иван и Франц, сыновья Якова Францевича.

      Во 2-й половине XVIII в. среди Скирмунтов особо выделился представитель седьмого поколения Шимон (1747--1817), сын Игнатия, наделенный привилеями короля, мостовничий пинский (1776), мечник (1790), подчаший Пинского повета (1793), депутат Главного Литовского Трибунала, посол на сейм 1792 г., маршалок Пинского уезда (1812). В 1792 г. купил за 468 тысяч злотых у Огинских Молодово и Поречье, обложенное долгами, основал в Молодове резиденцию и положил начало самой знаменитой молодово-пореченской ветви рода [188]. Пинщина, по выражению Наполеона Орды, бьыа «колыбелью рода, здесь он и разродился и закрепился» [714].

      Умелое ведение хозяйства позволило Шимону стать вскоре богатейшим шляхтичем брестско-литовского воеводства [711]. Через жену Эльжбету Шимон породнился с известным и влиятельным родом Ожешко. Владения наследует сын Александр Изидор (1798-- 1870), пинский предводитель дворянства, женатый на Констанции (1806--1845), дочери Каролины из Абрамовичей (умерла в 1849 и покоится на фамильном кладбище Скирмунтов в Молодове) и Казимира Сулистровского, виленского маршалка, минского губернатора. К полесским владениям добавляется Шеметовщина на Мядельщине, большое имение жены.

      Александр Скирмунт получил хорошее образование и положил начало развитию промышленного производства в Полесье. После окончания в 1818 г. физико-математического факультета Виленского университета со степенью магистра продолжал учебу в Германии и Франции, обращая особое внимание на изучение химии и ее применение в производстве. В 1830 г. строит в Молодово сахаро-рафинадный завод (один из первых в Беларуси), в 1836 г. -- в Поречье суконную фабрику, закладывает для целей фабрики плантацию ворсильных шишек. В Альбрехтове организовывает новое для того времени производство стеариновых и восковых свечей, туалетного мыла. Проводит работы по улучшению угодий, мелиорирует пойму р. Ясельда. Выступает за коренное планировочное преобразование земельной собственности, считая, что государство должно быть заинтересовано в устройстве земель крестьян, многочисленных земельных собственников [331]. На склоне лет успешно занялся виноградарством. Заложил плантации в Крыму, в долине Балаклавы на площади 400 моргов, где выращивались лучшие венгерские и рейнские сорта, на берегу Адриатического моря в Перрино (120 моргов) и Бриндизи (Италия) [377, 714].

      Александр и Констанция имели шестерых сыновей и пятерых дочерей. Отцовские владения в 50 тысяч моргов по раздельному акту от 1873 г., записанному в книге Виленской соединенной палаты Уголовного и Гражданского судов, поделили сыновья. Все наследство было оценено в 510 тысяч рублей и было разделено нашесть равных частей. Приданым были наделены дочери. Самый старший сын Казимир Маврикий Семен, крещенный в Пинском францисканском приходском костеле в 1824 г., стал представителем пинской линии рода [188]. Он унаследовал дворец в Пинске и отцовские каменные дома с шестнадцатью земельными участками под виноградники площадью 162 десятины в Ялтинском уезде. Был женат на Хелене Скирмунт (1827--1874), дочери Гортензии, родной сестры Наполеона Орды, и Александра Скирмунта, владельцев имения Колодное. Казимир Маврикий Семен был инициатором создания акционерного общества Литовской железной дороги от Белостока через Пружаны в Пинск и далее на Волынь. Работал посредником управления по делам усмирения крестьян, но, являясь сторонником восстания, в 1863 г. подал в отставку. За причастие к восстанию отбывал ссылку в Костроме. Хелена, известный художник и скульптор, была сослана в Тамбов.

      Второй сын Александра Константин (1828--1880), женатый на Габриэле Уместовской, дочери Казимира, маршалка Ошмянского повета, и Юзефины Дунин-Раецкой, становится владельцем Шеметовщины, материнским имением в 8784 морга земли. Константин известен как превосходный хозяин и гражданин, инициатор реформации сельского хозяйства (основал гарбарню, сахарный завод и маслобойню). Финансировал издательскую деятельность, выделял стипендии для бедных студентов, увлекался предметами искусства и старины. Наказание за участие в восстании 1863--1864 гг. отбывал в Кирсанове, имение утратил. Его старший сын -- Казимир (1861--1931) владел одним из фольварков имения. Учился в Дерптском университете (факультет правоведения). Затем в Риме закончил коллегиум, Папский Грегорианский университет и академию. В 1893 г. посвящается в ксендзы, в 1895 г. получает звание доктора теологии, публикуется в разных изданиях. В 1918 г. становится каноническим советником польского посольства в Риме, награждается орденом Ро1ота Кезига. С 1919 г. постоянно живет в Риме. Покоится в генеральской часовне на кладбище Сатро Уегапо. На саркофаге изображены родовые гербы Скирмунтов Дуб и Уместовских Рох. В 1933 г. в римском костеле св. Станислава помещена памятная бронзовая доска с его изображением работы скульптора Антония Мадейского. Сестра Казимира Мария (1858--1907) стала женой Петра Твардовского из Велесницы. Она окончила женские курсы им. А. Баранецкого в Кракове, прослушала курс ботаники Е. Янчевского. Считалась ботаником «от рождениям. Изучала флору травянистых растений в окрестностях Шеметовщины, где в отцовском имении прошли ее детские и юношеские годы, Свитязи, Велесницы (здесь она жила после замужества). Автор 13 работ. Гербарные сборы Марии, к которым обращаются и белорусские флористы, хранятся в ботанических фондах [753].

      Шеметовщина по наследству перешла младшему сыну Константина Болеславу Скирмунту (1868--1914), который являлся ее последним владельцем. Болеслав вел хозяйство, продолжая традиции отца, и занимался писательской деятельностью. Автор монографии о брате Казимире, повести «Из жизни польского двора» (Вильно, 1939). Перевел на польский язык книгу Ф. Нансена «Среди ночи и льда» (1898). Участвовал в качестве связного в секретной миссии брата.

      Хозяйственные традиции отца в Поречье продолжал третий сын Александра Скир-мунта Александр (1830--1908), человек, по выражению Наполеона Орды, «больших возможностей и завидного характера», женатый на Теофилии Любанской. Он создал крупный для того времени пореченский производственный комплекс. Хозяйственную деятельность совмещал с государственной службой, с 1847 г. являлся почетным смотрителем училищ в Кобринском уезде, с 1858 г. -- гласным губернского комитета по устройству быта помещичьих крестьян. Позднее становится почетным мировым судьей Пинского уезда [377]. Всегда был против силового решения любых проблем, но принимал участие в восстании 1863--1864гг. Подвергался репрессиям. Известны его разработки по урегулированию крестьянского землевладения, устранению чересполосицы, отмене пастбищных сервитутов, направленных на поднятие сельскохозяйственного производства [331]. Являлся президентом и основателем Полесского общества взаимного кредита.

      В большой семье Александра и Теофилии было 5 дочерей и 4 сыновей [188]. Старшая дочь Теофила Гортензия Мария (1857--1935) училась и воспитывалась в пансионе в Варшаве, Бронислава Валерия Матильда (1860--1916), Ванда Фортуната (1864-1954), Фелиция (1870-1950) и Хелена (1872-1942?) - в пансионе сестер Непокалянок в Ядловце (Польша). Сын Вацлав (1852--1872), студент политехнического института в Риге, трагически погиб. Александр Семен (1858--1940) жил в имении Коженево. Самый младший -- Зенон (1874--1912), женатый на графине Марии Ля-соцкой, владел материнским Теклинополем. Среди детей Александра особой известностью пользовался Роман Марьян (1868--1939), крещенный 30 апреля 1868 г. преподобным отцом Викентием Свидер-ским в Пинском костеле [188]. Ему отец завещал имение Поречье. Роман стал образцовым его владельцем, продолжал традиции отца и деда по развитию хозяйства, старался вести его на научной основе, мелиорировал луга, проводил облесение угодий с бедными почвами, занимался интродукцией растений, заложил парк в пейзажном натуралистическом духе, некоторые уникальные древесные виды которого продолжают расти и в наше время (тюльпанное дерево, болотный кипарис обыкновенный, дуб бархатистый). Вместе с тем Роман являлся видным политиком своего времени. Был депутатом первой Государственной Думы России. В 1910 г. Минским избирательным собранием избран членом Государственного Совета, но от этой должности отказался [194]. В 1917 г. возглавил Белорусский Национальный Комитет вел переговоры с Временным правительством России об автономии для Беларуси, понимал необходимость объединения всех белорусских сил, пробовал привлечь к белорусскому движению представителей наиболее влиятельных магнатских родов, например, Радэивиллов. Был дружен с Эдвардом Войнилловичем, являлся его правой рукой в политической деятельности. В 1918 г. возглавлял правительство ВНР и выставлял свою кандидатуру на пост ее президента. В 1930 г. избирался сенатором, принимал участие в разработке Конституции II Речи Посполитой. Однако его потенциал не был по-настоящему востребован, он порывает с политикой и полностью отдается хозяйственной деятельности.

      Молодовское имение перешло четвертому сыну Александра -Генриху Семену (1836--1916), поручику царской армии, женатому во втором браке на Марии Твардовской из соседнего имения Велесница, дочери Юзефа, ректора Виленского университета. После смерти брата Шимона ему перешли отцовские виноградники в Италии, которые он продал примерно в 1911 г. Генрих Семен, как и его братья, успешно занимался хозяйством. Практиковал четырехпольный и восьмипольный севообороты, разводил породистый скот, наладил экспорт сливочного масла летом через Либаву в Данию и Англию, а зимой -- в Варшаву и Одессу [388]. В 1905--1908гг. построил дворцовую часовню, а официну отдал под школу домашнего хозяйства.

      Дети Генриха Семена и Марии были литераторами, музыкантами, политическими деятелями. Константин (1866--1949), известный политик, дипломат, был членом Государственной Думы (1909), Польского народного комитета в Париже (1917), участии ком польской делегации на Версальской конференции 1919 г., послом Польши в Риме, министром иностранных дел Польши (1921), послом Польши в Лондоне (1924-- 1934) [746]. Был награжден орденом Рогоша Кезиса, являлся кавалером орденов многих стран Европы (Франции, Италии, Бельгии, Румынии, Югославии, Чехословакии, Норвегии, Финляндии). Он автор мемуаров «Мои воспоминания». Рукопись книги, утерянная в 1944 г., была восстановлена по памяти в последние годы его жизни и издана в 1997 г. благодаря стараниям Евы Орловой и Андрея Пастернака. Ядвига Скирмупт(1874--1968) посвятила свою книгу «Пани на Грушевой» Марии Родзевич с имения Гругаево, которую поддерживала в тяжелые годы ее непризнания в Польше.

      Второй сын -- Генрих (1868--1939), последний владелец молодовского имения, успешно вел хозяйство, увлекался поэзией, литературой, музыкой. Его творческое наследие составило несколько сборников стихов и песен -- «Со стихов и песен Генриха Скирмунта» (1898), «Поэзия» (1903), «Поэзия (1912), драматическое произведение «Жизнь художника» (1925), публицистические книги «Живые фотографии» (1927) и «Будет Польша во имя Пана» (1930), варшавский цикл «Англия» и др. Генрих -- автор либретто оперы «Пан Воладиевский», премьера которой успешно состоялась в 1902 г. в музыкальном театре Львова, и оперы «Возвращение байки» (1913), постановке которой в большом театре в Варшаве помешала война 1914г. Генрих дружил с Элизой Ожешко. Она навещала Молодово, переписывалась с Генрихом до последних своих дней, заглавия и некоторые сюжеты его стихов она заимствовала для своих произведений. Дочь Мария (1872?--1939) закончила школу Ядвиги Замойской в Кузницах и организовала подобное заведение в Мо-лодове, в котором вела занятия.

      Семен (Шимон) Людвиг (1837--1902), пятый сын Александра и Констанции, женатый на графине Касыльде Грабовской, стал владельцем имения Клетная на Пинщине в 10946 моргов земли. Ему отошли владения отца с тремя виноградниками в Перрино и Бри I в Париже, занимался рисованием и писательской деятельностью
« Последнее редактирование: 17 Сентябрь 2010, 04:34:37 от Vadim Verenich »

Оффлайн I2a1aАвтор темы

  • ...
  • Сообщений: 10415
  • Страна: ee
  • Рейтинг +757/-8
« Последнее редактирование: 17 Сентябрь 2010, 04:34:56 от Vadim Verenich »

Оффлайн I2a1aАвтор темы

  • ...
  • Сообщений: 10415
  • Страна: ee
  • Рейтинг +757/-8
Более подробная информация о Скирмунттах в статье Алеся Смолянчука "Род Скирмунтов в истории Беларуси".
« Последнее редактирование: 17 Сентябрь 2010, 04:35:10 от Vadim Verenich »

Оффлайн I2a1aАвтор темы

  • ...
  • Сообщений: 10415
  • Страна: ee
  • Рейтинг +757/-8
« Последнее редактирование: 17 Сентябрь 2010, 04:35:20 от Vadim Verenich »

Оффлайн I2a1aАвтор темы

  • ...
  • Сообщений: 10415
  • Страна: ee
  • Рейтинг +757/-8
Портреты Скирмунттов-2
« Последнее редактирование: 17 Сентябрь 2010, 04:35:30 от Vadim Verenich »

Оффлайн I2a1aАвтор темы

  • ...
  • Сообщений: 10415
  • Страна: ee
  • Рейтинг +757/-8


Рома?н Алекса?ндрович Скирму?нт (белор. Раман Скірмунт; польск. Roman Skirmunt; 1868—1939) — белорусский и польский государственный и политический деятель.
[править] Биография

Происходит из рода Скирмунтов. Сын землевладельца Александра, брат польского землевладельца Зенона и двоюродный брат Елены Скирмунтовой, рожденой Скирмунт (жены землевладельца Болеслава Скирмунта). Племянник Константина Скирмунта, министра иностранных дел Польши. Родился в имении Скирмунтов Поречье близ Кобрина. Окончил Рижскую классическую гимназию. Высшее образование получил в Варшавском университете (юриспруденция) и в Венском университете (филослфия).

В 1907-1917 годах был заместителем президента Минского общества сельского хозяйства. Был депутатом 1–й Государственной думы России и в 1910-1911 годах членом русского Государственного Совета. В 1915-1917 годах возглавлял Белорусский народный комитет. С 25 марта 1917 года до 12 июля этого же года возглавлял консервативный Белорусский национальный комитет в Минске, потом был членом Минского белорусского народного представительства. Работал в комитете подготовки первого Общебелорусского съезда и был вторым главой его Исполнительного Комитета (февраль-март 1918). Был членом Рады Белорусской Народной Республики, Главой правительства БНР в чине премьер-министра. Был сторонником поисков помощи для независимости Белоруссии в Германии и после войны поляков с большевиками и разгрома белорусской автономии - в Польше. Помогал издателям белорусской прессы. В 1930-1935 годах был сенатором Польши.


После Польского похода РККА, 7 октября 1939 года был обвинен членами деревенского комитета в своем имении из-за банальной причины и расстрелян вместе с мужем сестры, Болеславом. В соседнем имении Скирмунтов Молодово были убиты другие его племянники.


 Ссылки

    * Генеалогия Скирмунтов
    * Алесь Смалянчук, Алеся Сідлярэвіч. «Добры быў пан...»: Раман Скірмунт у вусных успамінах жыхароў в. Парэчча Пінскага раёну
    * Андрэй Рылка. Сын палескай зямлі // Дыялог, 12/(111), 2003
    * З. Кісель, М. Фарцюк, В. Яроміч. «Я не буду ад людзей адварочвацца» // mypinsk.com
    * Глеб Лабадзенка. Страляйце так, я ад людзей ніколі не адварочваўся... // Звязда, 7 октября 2009

Литература

    * Алесь Смалянчук. Раман Скірмунт: шлях да Беларусі // Спадчына. 1994. №6.
    * Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. У 6 т.Т. 6. Кн. 1: Пузыны — Усая / Беларус. Энцыкл.; Рэдкал.: Г. П. Пашкоў (галоўны рэд.) і інш.; Маст. Э. Э. Жакевіч. — Мн.: БелЭн, 2001. — [591] с.: іл. ISBN 985-11-0214-8. — С. 321.

Крест на могиле Скирмунта
« Последнее редактирование: 17 Сентябрь 2010, 04:35:41 от Vadim Verenich »

Оффлайн I2a1aАвтор темы

  • ...
  • Сообщений: 10415
  • Страна: ee
  • Рейтинг +757/-8


Константи?н Ге?нрихович Скирму?нт (польск. Konstanty Skirmunt; 1866—1949) — польский политик и дипломат.

Сын землевладельца Генриха, брат польского композитора и землевладельца Генриха и двоюродный брат Ядвиги и Марии. Племянник премьер-министра Белорусской Народной Республики Романа Скирмунта. Родился в имении Скирмунтов Молодово близ Кобрыня.

Был членом русского Государственного Совета. В 1917—1918 годах член Польского народного комитета Романа Дмовского в Париже. С 1918 чиновник польского министерства внутренних дел. В 1919—1921 годах полномочный посланник в Риме.

С 11 июня 1921 года до 6 июня 1922 года министр иностранных дел Польши, затем — полномочный посланник в Лондоне и потом (с 1929) посол там же до 1934.


Умер в Валбжиху в Польше в 1949 году.
« Последнее редактирование: 17 Сентябрь 2010, 04:35:53 от Vadim Verenich »

Оффлайн I2a1aАвтор темы

  • ...
  • Сообщений: 10415
  • Страна: ee
  • Рейтинг +757/-8
- Скирмунты - литовский жмудинский (жемайтский) княжеский род, известный с 14 века, происходящий от некоего Скирмунта. Впрочем, ничего конкретного о нем неизвестно. Достаточно быстро среди Скирмунтов выделилась Полесская (белорусская) линия. В 1355 г. в хронике упоминается князь Пинский Василий Скирмунт. Почти двести лет спустя, в 1551 г., польская королева Бона пожаловала Богушу Скирмунту земельный надел в селе Плотница (ныне Столинский район Брестской области Белоруссии), за что он обязывался "службу военную земскую служити". Несколько позже упоминается Криштов Скирмунт, староста Плотницкий, вероятно родственник Богуша. В 16 веке Скирмуты, не обладавшие княжеским титулом, все же вошли в состав аристократии Речи Посполитой. Родовые владения Скирмунтов с этого времени находились в южной части современной Белоруссии, в Полесье под Пинском. Из собственно литовских Скирмунтов последним был епископ Утянский (от города Утена в современной Литве), умерший в 1718 году. После него о Скирмунтах в Литве ничего не известно. Вероятно, династия пресеклась. Дальнейшая история Скирмунтов связана с Белорусским Полесьем.

По документам пинского магистра в 1777 года войтом (старостой) города был Адам Скирмунт. Около церкви села Ремень (Столинский район) и по сей день уцелела могила Александра Скирмунта (1793-1845), маршалка (предводителя дворянства) Пинского уезда.

Известен также Симон (Семен) Скирмунт (1747 - 1835). Он сделал блестящую карьеру, став маршалком брестского воеводства и послом (депутатом) сейма времен конца Речи Посполитой. Удачная женитьба на Элизабете из известного рода Ожешко, позволили ему скопить немалое состояние. У Михаила Клеофаса Огинского, известного своими полонезами, в том числе печальным "Finis Pologne" ("Смерть Польши!"), который политкорректно переименовали в "Прощание с Родиной", Симон Скирмунт приобретает поместья Молодово и Поречье в Пинском Полесье. Самым знаменитым представителем рода стал его сын Александр.

Родился Александр Скирмунт в Молодово в 1798 г. и с юности отличался весьма пытливым и практичным умом. Окончив в 1818 г. физико-математический факультет Виленского университета со степенью магистра, он отправляется для продолжения учебы в Германию и Францию, где проводит несколько лет, изучая практическое применение химии. Еще при жизни отец передает Александру право управления имениями и капиталами. Он с энтузиазмом берется за дело и организует в 1830 г. в Молодово новую по тем временам отрасль производства - сахарно - рафинадный завод, один из первых в Белоруссии. В год открытия завода Александр Скирмунт получает государственную привелегию (патент) на собственное изобретение аппарата с использованием пара для ускоренного испарения сахарного сиропа.

В разные годы число рабочих на суконной фабрике колебалось от 444 до 200 человек. Большинство рабочих жило при фабрике: было 4 дома с 90 квартирами для семейных и 4 общежития для несемейных рабочих. Владелец оплачивал питание, квартирную плату, содержал за свой счет доктора и больницу на 12 мест. Действовало бесплатное училище, где ребятишек учили грамоте и ткацкому ремеслу.

Почти сразу по возвращении из-за границы Александр Скирмунт породнился с древним родом Сулистровских, женившись на Констанции, дочери минского губернатора. От этого брака у них родилось шесть сыновей и пять дочек. По примеру отца Александр Симонович еще при жизни в 1860 г. передает управление фабриками в Поречье старшему сыну, тоже Александру, а Молодово - сыну Генриху. Но и на склоне лет дух предпринимательства в нем не угас. Он отправляется в Крым, приобретает участок в долине Балаклавы, разводит там лучшие сорта венгерского и рейнского винограда, а когда виноградник начал давать прибыль, передал его другому своему сыну, Казимиру. Еще один виноградник он основал на берегу Адриатического моря, однако плодов своего последнего начинания увидеть не успел. 22 июля 1870 г. в 72 - летнем возрасте основатель династии белорусских предпринимателей умер в Германии, куда он выехал на лечение.

Александр Александрович Скирмунт, занимаясь хозяйственной деятельностью, немало времени уделял государственной службе. С 1847 года он почетный смотритель училищ в Кобринском уезде, в память Крымской войны награжден бронзовой медалью, в 1858 г. назначен губернатором гласным комитета по устройству быта помещичьих крестьян. За труды по освобождению крестьян награждается серебряной медалью, позднее стал почетным мировым судьей Пинского округа.

Его брат Генрих Александрович вводит экономические новшества в Молодово, правда идут они не с таким размахом, как в Поречье. Широкую известность приобрела организованная им школа домашнего хозяйства, просуществовавшая до начала первой мировой войны. Дворец в Молодово нередко посещают знаменитые гости. Часто бывает в нем родственница Скирмунтов польская писательница Элиза Ожешко. В искусстве прославились представители рода Елена Скирмунт (1827-1874), которая училась живописи и скульптуре в Вильно, Берлине и Париже, а ее дочь Констанция (1851-1933) стала известной польской писательницей.

Но не только карьеру предпринимателей выбирали Скирмунты. Один из них в конце прошлого века был епископом в Ватикане. Сын Александра Александровича Скирмунта, Роман, стал видным политиком, депутатом первой Государственной Думы (от Минской губернии), а также деятелем "Белорусской Народной Республики". Его двоюродный брат Константин Генрихович (1866-1949) из молодовской ветви Скирмунтов до Октябрьской революции был членом Государственного Совета, а после - послом Польши в Англии и министром иностранных дел.

Первая мировая война нанесла сильнейший удар по хозяйству Скирмунтов. Осенью 1915 г. Пинск, Поречье и Молодово оказались в прифронтовой полосе. Оборудование суконной фабрики немцы вывезли в Германию, часть хозяйственных построек - сожгли. Вторая мировая прошлась по корням династии. Осенью 1939 г. Роман Александрович Скирмунт вместе с мужем своей сестры Болеславом, пали жертвой самосуда осенью 1939 года, когда местные сторонники советской власти расправились с деятелями польской власти в западной Белоруссии. Следует заметить, что советские власти были непричастны к этому, поскольку логично считали, что слабохарактерный Роман Скирмунт, который сам не знал, кем себя считать - литовцем, поляком, русским или белорусом, может быть полезен в пропагандистских мероприятиях. Вероятно, живой Роман Скирмунт, который мог бы выступить с покаянием и признанием советской власти, как это сделали практически все его сподвижники по "народному правительству Белоруссии" 1918 года, был бы более полезен советским властям. Но самосудная расправа над Скирмунтом лишила СССР прекрасной возможности сослаться на волю белорусской элиты при присоединении западной Белоруссии. Также в 1942 году советскими партизанами была убита и последняя хозяйка Поречья - Елена Александровна. Она также пострадала незаслуженно, поскольку не сотрудничала с немецкими оккупантами. К 1944 г. усадебный дом разграблен, сожжен и разобран.

Осенние дни 1939 года стали последними и в жизни молодовских Скирмунтов - престарелых Генриха Генриховича и Марии Генриховны. Их расстреляли прилюдно под стенами дворца, а затем закопали в ближайшем лесу. Тогда же дворец разграбили, спустя три года, во время войны, сожгли, позже разобрали до основания. Лишь небольшая каплица в парке напоминает о былом великолепии Молодова.
« Последнее редактирование: 17 Сентябрь 2010, 04:36:03 от Vadim Verenich »

Оффлайн I2a1aАвтор темы

  • ...
  • Сообщений: 10415
  • Страна: ee
  • Рейтинг +757/-8
Среди династий предпринимателей Белоруссии XIX - начала XX века почетное место по праву принадлежит Скирмунтам. Корни этого рода уходят вглубь веков. В 1355 г. в хронике упоминается князь Пинский Василий Скирмунт. Почти двести лет спустя, в 1551 г., польская королева Бона пожаловала Богушу Скирмунту земельный надел в селе Плотница (ныне Столинский район), за что он обязывался "службу военную земскую служити". Несколько позже упоминается Криштов Скирмунт, староста Плотницкий, вероятно родственник Богуша. По документам пинского магистра в 1777 г. войтом города был Адам Скирмунт. Около церкви села Ремень (Столинский район) и по сей день уцелела могила Александра Скирмунка *1793-1845), маршалка (предводителя дворянства) Пинского уезда.

   Может и остались бы Скирмунты средним шляхетным родом, без особых заслуг и богатства, если бы не Симон (Семен) Скирмунт (1747 - 1835). Успешная государственная служба - он маршалок брестского воеводства и посол (депутат) сейма, и удачная женитьба на Элизабете из известного рода Ожешко позволили ему скопить немалое состояние и весьма удачно распорядится им. У Михаила Клеофаса Огинского (известного своими полонезами) Симон Скирмунт приобретает поместья Молодово и Поречье в Пинском Полесье.

   Дело в том, что к концу XV века могущество старых магнатских родов стремительно падало. Личные запросы все чаще не совпадали с финансовыми возможностями. Огромные земельные поместья, опутанные долгами, стали менять своих хозяев. Вот и на Полесье магнаты Огинские вынуждены были расстаться со своими имениями.

   Новый владелец начал с постройки вместо старого усадебного дома Огинских великолепного дворца в стиле ампир. За три года дворец в Молодово был построен. Француженка Р.Бели, посетившая Пинщину в воспоминаниях отозвалась о дворце так: "Он как мечта при свете луны под чудесную музыку Моцарта колонны подобны на лилии, поддерживающие гирлянды фасад, как снежное изваяние развертывает легкие полные грации мотивы". Комнаты и залы дворца украшали парадные портреты предков Огинских и Скирмунтов, живопись европейских мастеров, гобелены, старинная мебель. Вокруг разбит парк в английском стиле.

   И по сей день старинные парки, а кое-где и сохранившиеся усадебные постройки составляют романтическую и неотъемлемую часть белорусского ландшафта. Однако владениям Скирмунтов суждена была другая судьба. Сын Симона Скирмунта Александр превратил глухой полесский угол в крупный промышленный центр.

   Родился Александр Скирмунт в Молодово в 1798 г. и с юности отличался весьма пытливым и практичным умом. Окончив в 1818 г. физико-математический факультет Виленского университета со степенью Магистра, он отправляется для продолжения учебы в Германию и Францию, где проводит несколько лет, изучая практическое применение химии. Еще при жизни отец передает Александру право управления имениями и капиталами. Он с энтузиазмом берется за дело и организует в 1830 г. в Молодово новую по тем временам отрасль производства - сахарно - рафинадный завод, один из первых в Белоруссии. В год открытия завода Александр Скирмунт получает государственную привелегию (патент) на собственное изобретение аппарата с использованием пара для ускоренного испарения сахарного сиропа.

   Нельзя сказать, что первый опыт предпринимательской деятельности А.Скирмунта оказался целиком удачным. Водяной двигатель и скромные успехи в возделывании новой для тех мест технической культуры - сахарной свеклы - сдерживали производство.

   К тому же, через несколько лет после основания завод сгорел, и, хотя и был восстановлен, производил, например в 1840 г., при 30 рабочих-крестьянах и мастере-крестьянине Давиде Вырвиче, всего 300 пудов сахара-рафинада в год на сумму 3150 руб. серебром. В 1848 г. завод прекратил свое существование.

   Но к этому времени в Поречье в полную силу заработало новое детище А.С.Скирмунта - суконная фабрика. Текстильное производство в Белоруссии известно давно. Немало шляхтичей наряду с занятием сельским хозяйством заводили сукновальни как дополнительный источник доходов. Однако размах, с которым взялся за дело хозяин Поречья, превзошел все предыдущие начинания. Александр Симонович сам разработал всю технологию, закупил заграничное оборудование, пригласил из Германии опытных мастеров, обучивших поначалу местных рабочих из крестьян. В 1863 г. фабрика дала первую продукцию и вскоре выдвинулась в лидеры своей отрасли.

   Можно много говорить о ее производственных успехах, а можно и просто перечислить награды, которые присуждались ее тканям:

    * 1865 год, Москва, Мануфактурная выставка - большая серебрянная медаль, а директор фабрики Александ Скупевский удостоен похвального листа;
    * 1867 год, Париж, Всемирная выставка - почетный отзыв;
    * 1873 год, Вена, Всемирная выставка - "Медаль заслуги";
    * 1878 год, Париж, Всемирная выставка - большая серебрянная медаль;
    * 1882 год, Москва, Всероссийская выставка художественно - промышленная выставка - золотая медаль;
    * 1896 год, Нижний Новгород, Всероссийская помышленная и художественная выставка - серебрянная медаль;
    * 1901 год, Минск, Юбилейная сельско - хозяйственная выставка - золотая медаль.

   В разные годы число рабочих на суконной фабрике колебалось от 444 до 200 человек. Большинство рабочих жило при фабрике: было 4 дома с 90 квартирами для семейных и 4 общежития для несемейных рабочих. Владелец оплачивал питание, квартирную плату, содержал за свой счет доктора и больницу на 12 мест. Действовало бесплатное училище, где ребятишек учили грамоте и ткацкому ремеслу.

   Спустя тридцать лет А.С.Скирмунт вернулся и к своему первому опыту предпринимательской деятельности. По объемах производства новый поречский сахарный завод в 50 раз превзошел своего молодовского предшественника и работало на нем в 10 раз больше рабочих. Правда, как будто злой рок преследовал владельца - в 1879 году завод сгорел и больше не возобновлял своей деятельности.

   Умелых работников А. Скирмунт посылал на другие фабрики и за границу учиться, расходы при этом брал на себя. И это дало свои результаты. Например, директор суконной фабрики начинал простым красильщиком, а благодаря своим способностям и трудолюбию достиг места управляющего целого предприятия.

   Деловая хватка у Александра Симоновича безусловно была. Ведь он не только развивал свои предприятия, но и помогал другим промышленникам. Так, в своем имении Альбрехтово под Пинском Александр отдал варшавскому купцу Роберту Ботте земельный участок и постройки для организации фабрики стеариновых и восковых свечей и туалетного мыла - производства нового для того времени. Вскоре эта фабрика стала одной из крупнейших в России.

   Росло богатство А.С.Скирмунта, росли его дети. Почти сразу по возвращении из-за границы он породнился с древним родом Сулистровских, женившись на Констанции, дочери Минского Губернатора. От этого брака у них родилось шесть сыновей и пять дочек. По примеру отца Александр Симонович еще при жизни в 1960 г. передает управление фабриками в Поречье старшему сыну, тоже Александру, а Молодово - сыну Генриху. Но и на склоне лет дух предпринимательства в нем не угас. От отправляется в Крым, приобретаетучасток в долине Балаклавы, разводит там лучшие сорта венгерского и рейнского винограда, а когда виноградник начал давать прибыль, передал его другому своему сыну, Казимиру. Еще один виноградник он основал на берегу Адриатического моря, однако плодов своего последнего начинания увидеть не успел. 22 июля 1870 г. в 72 - летнем возрасте основатель династии белорусских предпринимателей умер в Германии, куда он выехал на лечение.

   Таким образом, во второй половине XIX века основные владения Скирмунтов оказались разделенными. Однако братья не собирались прерывать то, что не малым трудом было создано их отцом. Реконструировались поречские фабрики, приумножалось великолепие молодовского дворца.

   Александр Александрович Скирмунт, занимаясь хозяйственной деятельностью, немало времени уделял государственной службе. С 1847 года он почетный смотритель училищ в Кобринском уезде, в память Крымской войны награжден бронзовой медалью, в 1858 г. назначен гласным губернатором комитета по устройству быта помещичьих крестьян. За труды по освобождению крестьян награждается серебряной медалью, позднее стал почетным мировым судьей Пинского округа.

   Его брат Генрих Александрович вводит экономические новшества в Молодово, правда идут они не с таким размахом, как в поречье. Широкую известность приобрела оргавнизованная им школа домашнего хозяйства, просуществовавшая до начала первой мировой войны. Дворец в Молодово нередко посещают знаменитые гости. Часто бывает в нем родственница Скирмунтов польская писательница Элиза Ожешко.

   Не оставили без внимания Скирмунты такую традиционную для Белоруссии отрасль как винокурение. В Молодово (с 1865 г.) и в Поречье (с 1880 г.) работали крупные винокуренные заводы с паровыми двигателями и десятью рабочими на каждом. А кроме того, велось интенсивное сельское хозяйство, мелиоративные и лесоустроительные работы. Заготовленный лес по специальной системе каналов и реке Ясельде сплавлялся на продажу. В Витчовке Скирмунты держали паровую мельницу.

   На родовом гербе Скирмунтов изображен дуб. Три желудя на нем - три ветви рода: молодовская, поречская и пинская. Пинские Скирмунты тоже не были равнодушны к предпринимательству. Имя Казимира Скирмунта мы находим в документах 1862 года среди инициаторов создания акционерного общества Литовской железной дороги от Белостока через Пружаны и Пинск и далее на Волынь. К сожалению, смелый замысел этой железной дороги, которая должна была стать первой на территории Белоруссии, не был осуществлен. На рубеже веков в Пинске успешно действовал чугунолитейный завод Скирмунтов с локомобилем 8 л.с. и 35 рабочими. Ежемесячно он отливал до 200-300 пудов чугунных заготовок по заказам местных фабрик и заводов, в том числе судостроительного. Литье производилось по готовым моделям из криворожского чугуна-сырца.

   Скирмунтам в Пинске принадлежали обширные земельные участки и перешедший в наследство дворец Бутримовичка. Они были в родстве с известным художником и музыкантом Наполеоном Ордой (1807-1883), сами не были чужды миру прекрасного: Елена Скирмунт (1827-1874) училась живописи и скульптуре в Вильно, Берлине и Париже, ее дочь Констанция (1851-1933) стала известной польской писательницей.

   Но не только карьеру предпринимателей выбирали Скирмунты. По воспоминаниям князя Сергея Волконского один из них в конце прошлого века был епископом в Ватикане. Сын Александра Александровича Скирмунта, Роман, стал видным политиком, депутатом первой Государственной Думы, Деятелем Белорусской Народной Республики. Его двоюродный брат Константин Генрихович (1866-1949) из молодовской ветви Скирмунтов до Октябрьской   революции был членом Государственного Совета, а после - послом Польши в Англии и министром иностранных дел.

   Первая мировая война нанесла сильнейший удар по хозяйству Скирмунтов. Осенью 1915 г. Пинск, Поречье и Молодово оказались в прифронтовой полосе. Оборудование суконной фабрики немцы вывезли в Германию, часть хозяйственных построек - сожгли. Вторая мировая прошлась по корням династии. Осенью 1939 г. Роман Александрович Скирмунт вместе с мужем своей сестры Болеславом, а в 1942 г. и последняя хозяйка Поречья - Елена Александровна - были убиты. К 1944 г. усадебный дом разграблен, сожжен и разобран.

Октябрьские дни 1939 года стали последними и в жизни молодовских Скирмунтов - престарелых Генриха Генриховича и Марии Генриховны. Их расстреляли прилюдно под стенами дворца, а затем закопали в ближайшем лесу. Тогда же дворец разграбили, спустя три года сожгли, позже разобрали до основания. Лишь небольшая каплица в парке напоминает о былом великолепии Молодова.
« Последнее редактирование: 17 Сентябрь 2010, 04:36:15 от Vadim Verenich »

Оффлайн I2a1aАвтор темы

  • ...
  • Сообщений: 10415
  • Страна: ee
  • Рейтинг +757/-8
70 гадоў таму ў вёсцы Парэчча забiлi адраджэнца Палесся Рамана Скiрмунта

Прозвiшча Скiрмунтаў на Палессi згадваюць з павагай i захапленнем. Гэтая дынастыя — дзед, бацька i сын — пераўтварыла звычайныя вёскi сярод балотаў у прамысловы цэнтр усяго рэгiёна. На заводах Скiрмунтаў выкарыстоўвалiся перадавыя тэхналогii. Аляксандр Скiрмунт увогуле лiчыцца аўтарам першага беларускага патэнта. Ягоны ўнук Раман годна працягваў сямейную справу, аднак прыйшоў 1939 год — i новая ўлада моцна не цырымонiлася з ужо былымi панамi. 7 кастрычнiка 1939 года Рамана Скiрмунта забiлi мясцовыя жыхары — па загадзе савецкага камiсара Холадава. Без суда i следства...

 

Я бываў у Парэччы неаднойчы i, гледзячы кожны раз на колiшнiя фабрыкi Скiрмунта, слухаючы захопленыя аповеды мясцовых жыхароў, не разумеў: як i за што самi парачане застрэлiлi такога чалавека? Цяпер, у сумную гадавiну, я запытаўся пра Рамана Скiрмунта ў адной з найстарэйшых жыхарак вёскi Настассi Андрэеўны Вакульчык 1911 года нараджэння.

— Добры быў пан!.. — замест "прывiтання" адказала мне Настасся Андрэеўна, калi пачула прозвiшча "Скiрмунт". — Як прыйшлы гэтыя, ён сказаў: "Добра, я болей не пан, але са сваiмi людзьмi буду жыцi". А яны бачыш што зрабiлi... А я яшчэ, людкi, радзiлася пры цару, але, слава Богу, чую добра, бачу. Як сама сабе — та я ўсё памятаю, а як гэтак — то i забуваю...

— Настасся Андрэеўна, хто канкрэтна яго забiў?

— Ткачук... Юстын яго звалi. Яшчэ Салавей — гэта мянушка такая, гарбарукi ён быў, звалi яго Пархiмчук. I Козак — так называлi Лешчука Iвана. Iм сказалi яго ў Пiнск весцi, яны па дарозе кажуць пану: адвярнiся! А той кажа: я ад людзей нiколi не адварочваўся i ад вас не буду, а я вам не жадаў бы гэтага рабiцi, вы маладыя. Я ўжо аджыў свае гады, а вам трэба жыцi. Дык казалi, што пры гэтых словах у Iвана стрэльба выпала з рук нават...

— А вы добра запомнiлi Рамана Скiрмунта?

— Хадзiла на работу да яго, картоплi капацi, бурачкi выбiрацi. Спявалi ў абеды, картоплi пяклi... Ён дужа ветлiвы быў, як iдзе насустрач, дак адразу "дзень добры" дае.

— А на якой мове размаўляў пан?

— Па-нашаму, па-парэцку!..

Як я нi шукаў, знайсцi нашчадкаў цi сваякоў забойцаў не ўдалося. Паводле словаў Настассi Вакульчык, гэтыя "тры алкашы згiнулi як сабакi". Пархiмчук знiк яшчэ да вайны, Ткачука забiлi i закапалi проста каля хаты, Ляшчук знiк у вайну... Я наiўна запытаўся ў Настассi Андрэеўны, чаму, калi Скiрмунта павялi забiваць, нiхто з мясцовых не заступiўся за яго.

— А хто ж пойдзе? — цiха адказала 97-гадовая кабета. — Такi час быў... Брат брата прадаваў, прыходзiлi арыштоўвалi. Адна жанчына сказала была: "Што вы робiце?!" А ёй у адказ: "Зараз i з табой такое будзе!.."

"Абышоў
з абразом пажар —
i агонь знiк..."

Гродзенскi гiсторык, доктар навук, прафесар Алесь СМАЛЯНЧУК даўно цiкавiцца асобай Рамана Скiрмунта. Яшчэ ў 2000 годзе спадар Алесь узначальваў экспедыцыю ў Парэчча, каб сабраць звесткi пра гэту выбiтную асобу.

— Рамана Скiрмунта настолькi любiлi мясцовыя жыхары, што нават прыпiсвалi яму амаль чарадзейныя здольнасцi, — кажа Алесь Смалянчук. — Са слоў мясцовых старажылаў мы запiсалi аповед, як у Чамярыне гарэла хата, але паклiкалi Скiрмунта — ён з абразом абышоў пажар — i агонь знiк. Другi раз Скiрмунт гэткiм жа спосабам "патушыў" поле, дзе занялося жыта...

Ад Настасii Вакульчык, з якой я толькi што размаўляў, Алесь Смалянчук запiсаў у 2000 годзе i такi эпiзод. У вераснi 1939-га парэцкiя мужыкi пабачылi здалёк цягнiк — i падумалi, што гэта бальшавiкi. Схапiлi чырвонае i кiнулiся сустракаць. Аднак гэта быў польскi цягнiк. Афiцэр загадаў расстраляць "здраднiкаў". Але Скiрмунт, якi паспеў прыбегчы, не пагiдзiўся стаць перад афiцэрам на каленi i прасiць: "Гэта мае людзi, яны гэтага не рабiлi". Можна ўяўляць, чаго гэта каштавала 70-гадоваму беларускаму шляхцiчу.

Скiрмунты пакiнулi вялiкi след у гiсторыi Беларусi, у гiсторыi Палесся. Намаганнямi трох пакаленняў палескiя ўладаннi Скiрмунтаў сталi адным з буйных прамысловых цэнтраў Беларусi. Спачатку — яшчэ ў 1836 годзе — была заснаваная суконная фабрыка, прадукцыя якой неаднаразова атрымлiвала ўзнагароды на мiжнародных выставах. У 1860 годзе пачаў дзейнiчаць цукровы завод. У 1861-м Аляксандр Скiрмунт вынайшаў снарад для выпарвання цукру (першы беларускi патэнт. — Аўт.), прынцыпам якога карыстаюцца i па сёння!.. Пазней быў заснаваны бровар, крухмальны завод, наладжаная вытворчасць лесу... Скiрмунты ўтварылi ў Парэччы шпiталь на 12 месцаў, будавалi дамы для рабочых...

Раман Скiрмунт, апроч гэтага, заявiў пра сябе як палiтык — у 1918 годзе ўзначалiў урад створанай Беларускай Народнай Рэспублiкi, жадаў незалежнасцi нашай Бацькаўшчыне. Разам з князем Альбрэхтам Радзiвiлам нават паехаў у Нямеччыну i Швейцарыю як амбасадар БНР — прасiць крэдыты для маладой дзяржавы. Калi БНР спынiла iснаванне, Скiрмунт вярнуўся ў Парэчча i зноў заняўся вытворчасцю.

Незалежная Беларусь, пра якую так марыў Раман Скiрмунт, памятае i шануе свайго патрыёта. У 1992 годзе магiла Скiрмунта ў ягоным парку (там пана перапахавалi мясцовыя жыхары) была адноўленая. Iмя Рамана Скiрмунта назаўжды ўпiсана ў летапiс Берасцейшчыны.

Але старыя жыхары Парэчча, якiя памятаюць Рамана Скiрмунта, i цяпер, згадваючы жудасную расправу з iм, не здольныя хаваць слёзы.
Глеб ЛАБАДЗЕНКА.
« Последнее редактирование: 17 Сентябрь 2010, 04:36:27 от Vadim Verenich »

Оффлайн I2a1aАвтор темы

  • ...
  • Сообщений: 10415
  • Страна: ee
  • Рейтинг +757/-8
 Cын палескай зямлі

П'яныя вочы Лукашыка злосна ўспыхнулі: "Я гэта зрабіў. Я яго кончыў!.." Усе, хто сядзеў за сталом, апусцілі вочы. Раман адразу адмовіўся: "Я не заслужыў капаць сабе магілу." Баляслаў быў малодшы, спужаўся. Скірмунт гэта заўважыў, абапёрся на сук - цяжка было стаяць, ішлі доўга - і сказаў: "Рабіце хутчэй, што пастанавілі." "Адвярніся," - кажу яму. А ён глядзіць на мяне: "Я нічога дрэннага людзям не зрабіў, каб адводзіць вочы". Ударыў яго, а ён кажа: "Не думайце, што прашуся, я пражыў сваё, але вы не бярыце грэх на душу..." Цудзіла адразу кінуў вінтоўку, Пархамчук таксама ўцёк. Прышлося мне канчаць..."

Яшчэ па сённяшні дзень жывуць сведкі той жудаснай трагедыі, якая разыгралася восенню 1939 г. у в. Парэчча на Піншчыне і забрала жыццё слаўнага сына нашай зямлі - Рамана Скірмунта. З яго постаццю мы сутыкнуліся падчас сёлетняй пілігрымкі з Бярозы ў Лагішын. У прад-апошні дзень нашага паломніцкага шляху у вёсцы Моладава паўстала перад намі капліца князёў Скірмунтаў - жамчужына Палесся, увекавечаная ў карцінах Напалеона Орды і (сорам!) забытая між балот. Молячыся ў гэтым велічным, нягледзячы на занядбанасць, храме, міжволі прыходзілі думкі аб тым, хто яго збудаваў, адкуль такая небывалая раскоша каля калгаснай фермы, на выгане?.. Нібы ведаючы пра нашы думкі, падышла мясцовая жыхарка. "Гэта капліца Скірмунтаў, - пачала яна гутарку. - Вунь там, непадалёку ад цяперашняй фермы, быў іх палац. А ў кустах, за капліцай, знаходзяцца рэшткі магільнага склепу." Мы пачалі прабірацца праз кусты і смецце да помнікаў. Ад склепу засталіся толькі руіны, павыварочваныя пліты. На адной з іх надпіс: "Эмілія Ажэшка". Збоку на вялізным камяні: "Аляксандр Скірмунт. Муж вялікіх заслуг". Між плітамі ляжала абабітая скульптура анёла з вялікім надпісам з кнігі Псальмаў: "Хто сее ў слязах, пажне ў радасці." Гледзячы на ўвесь гэты вандалізм XX стагоддзя, не хацелася думаць аб тым, што ўся веліч нашай мінуўшчыны вось так перакрэслена і забыта...
Вечарам таго ж дня пілігрымка спынілася на начлег у піянерскім лагеры каля вёскі Парэчча. Усіх прыемна ўразіла нетыповая прыгажосць парку з рэдкімі відамі дрэў. "Тут быў маёнтак пана Скірмунта," - растлумачыў працаўнік лагера Раман Фёдаравіч Гурыянчык. - "Мой бацька ў яго працаваў. Скірмунт быў вялікім чалавекам. Яго ж свае і забілі вунь там, у лесе". З краю парку сапраўды ўзвышаўся надмагільны крыж. Аповед Рамана Фёдаравіча зрабіў на нас такое вялікае ўражанне, што пасля пілігрымкі мы зноў вярнуліся ў гэтыя мясціны. Нам пашчасціла сустрэць тут яшчэ аднаго незвычайнага чалавека - загадчыцу літаратурнага музея і дырэктара парэчыцкай школы Антаніну Паўлаўну Сідарчук. Яна яшчэ больш зацікавіла нас асобаю Рамана Скірмунта, вялікага грамадскага дзеяча пачатку XXстагоддзя, тра-гічна загінуўшага ў 1939 г.
Скірмунты - адзін са старажытнейшых княжацкіх родаў Палесся. Ужо ў 1355 г. хронікі ўспамінаюць пінскага князя Васіля Скірмунта. Амаль праз дзвесце гадоў каралева Бона, якая атрымала ад свайго мужа ў падарунак палескія землі, надзяліла Скірмунтаў вёскамі ў ваколіцах Пінска, а самі князі неаднаразова былі войтамі і магістрамі горада. На шырокую грамадскую арэну Скірмунты выйшлі ў канцы XVIII стагоддзя. Сымон Скірмунт (1747 - 1835), будучы маршалкам берасцейскага ваяводства і дэпутатам сейму, паспяхова ажаніўся на Эльжбеце з вядомага роду Ажэшкаў, што дазволіла яму нажыць немалую маёмасць. Хутка разбагацеўшы, Сымон Скірмунт купіў маёнткі Моладава і Парэчча ў Міхала Клеафаса Агінскага, вядомага аўтара паланэзаў.
Палац Бутрымовічаў. Фрагмент.Новы ўладальнік хутка ператварыў стары дом Агінскага ў Моладаве ў цудоўны палац. Рамантычны палацава-паркавы комплекс у англійскім стылі захапляў сваёй веліччу і багаццем. Сын Сымона, Аляксандр Скірмунт (1799 - 1870), пайшоў яшчэ далей, ператварыўшы маёнтак у буйны прамысловы цэнтр. Яму належыць арганізацыя аднаго з першых на Беларусі цукрова-рафінаднага заводу (1830), а таксама суконнай фабрыкі (1836), тканіна якой набыла сусветную вядомасць, перамагаючы на шматлікіх конкурсах у розных краінах Еўропы. У 1860 г. Аляксандр Сымонавіч перадае кіраванне сваімі прадпрыемствамі старэйшым сынам: Аляксандру - Парэчча, а Генрыху - Моладава. Ужо ў сталым узросце Аляксандр-старэйшы едзе ў Крым, дзе займаецца вырошчваннем вінаграду для вінакурных прадпрыемстваў сыноў. Там у 1870 г. ён і памірае. Акрамя моладава-парэчыцкага паспяхова развівалася і пінскае адгалінаванне дынастыі Скірмунтаў, якім належалі вялікія зямельныя надзелы і вядомы палац Бутрымовічаў.
Акрамя прадпрымальніцкай, Скір-мунты займаліся таксама грамадскай, духоўна-асветніцкай і літаратурна-мастацкай дзейнасцю. Сюды заўсёды заязджалі падчас сваіх пастырскіх візітаў віленскія біскупы. Скірмунты запрашалі да сябе святароў, будавалі капліцы. Парэчча было сядзібай філіі каталіцкай дабрачыннай арганізацыі "Карытас". Роднасныя сувязі лучылі князёў з Элізай Ажэшка, вядомай пісьменніцай, якая часта бывала ў Моладаве і Парэччы. Непадалёку, у в. Дастоева, знаходзілася вотчына класіка рускай літаратуры - Ф.М. Дастаеўскага. Частым госцем у Скірмунтаў быў вялікі мастак Напалеон Орда, маёнтак якога быў паблізу, у цяпер неіснуючай в. Навошычы. Дзякуючы яго карцінам кожны і сёння можа пераканацца ў прыгажосці скірмунтаўскіх мясцін.
Капліца Скірмунтаў у в. МоладаваПершая сусветная вайна падарвала княжацкую гаспадарку. Аднак у гэты складаны перыяд праявіўся яшчэ адзін накірунак дзейнасці Скірмунтаў - грамадскі. Раман Скірмунт (1868 - 1939), сын Аляксандра-малодшага, з'явіўся на грамадска-палітычнай арэне ў самым пачатку XX ст. як апостал прымірэння. Ён быў дэпутатам расійскай Думы, кіраўніком ураду Беларускай Народнай Рэспублікі, дэпутатам польскага сейму. Адны называлі яго лібералам, другія - кансерватарам, магнаты абвінавачвалі ў прыхільнасці да сялянства, а сацыялісты ў антысялянскай накіраванасці. Адны яго лічылі беларусам, другія - палякам, трэція - палешуком. Сам жа Раман гаварыў пра сябе так: "Я заўсёды быў і буду горача адданым майму народу - яго месцазнаходжанне не за Бугам і не на Волзе, а тут, у Беларусі..."
Раман Скірмунт застаўся ў памяці ўсіх, хто яго ведаў, як чалавек глубокай веры, добры і справядлівы, не церпячы маладушнасці. Па сённяшні дзень парэчанцы ўспамінаюць, як прасілі яго аб малітве, асабліва ў час пажару. Яго малітва мела вялікую моц. Старажылы расказваюць, як ён з іконаю ў руках прасіў акупантаў, каб не палілі вёску, і выратаваў. Дабрата і спагада да чалавечай бяды ў Рамана Скірмунта праяўлялася ў сапраўды хрысціянскай, дзейснай дапамозе патрабуючым. Яго лічылі празорцам. "Аднойчы, - успамінае адзін паляшук, - я гутарыў з панам Раманам пра вучобу свайго сына. "Няхай ён рускую мову шту-дзіруе", - радзіў князь. - "Хутка зноў пачнецца вайна, страшней не было. Зноў з Германіяй. Еўропа захлынецца кроўю. Нашы салдаты адыграюць рашаючую ролю. Я не прарок, але так будзе..."
Раман Скірмунт рабіў усё магчымае дзеля кансалідацыі ўсіх грамадскіх плыняў Беларусі ў імя дабрабыту народа. Гэтаму чалавеку ўдалося амаль немагчымае. Ён пераканаў вялікіх беларускіх магнатаў у неабходнасці супрацоўнічаць з сацыялістамі. На жаль, чалавечыя амбіцыі апошніх ўсё сапсавалі.
Пасля Рыжскага пагаднення 1921 г., дарэчы, супраць якога выступаў Раман Скірмунт, ён усё больш увагі надае Палессю, яго культуры і гаспадарцы. Разам са сваёй сястрой Канстанцыяй Раман распрацоўвае лемантар для палешукоў, займаецца этнаграфічнымі даследваннямі, збірае фальклор. Да апошніх дзён Скірмунт бараніў мясцовых аграрыяў, для кожнага быў надзейнай апорай.
У верасні 1939 г. многія магнаты ўцякалі ад бальшавікоў. Заставаліся адзінкі, сярод іх і Раман Скірмунт. "Я нікому не зрабіў ніякай крыўды. Мне няма чаго баяцца і ўцякаць", - адказваў князь на ўгаворы . Ён застаўся, тым самым дабравольна аддаўшы сябе на пакутніцкую смерць ад рук псеўдапралетарыяту. Па сённяшні дзень старажылы Парэчча апускаюць вочы, успамінаючы той жудасны дзень. Ніхто не выйшаў тады на абарону вялікага дабрачынцы Палесся. Маглі б заступіцца, спыніць шаленства раз'юшаных бандытаў. Але... Божыя шляхі неспасцігальныя. Застаецца толькі нізка схіліць галаву перад мужнасцю гэтага чалавека, які ішоў на смерць не як асуджаны, але як пераможца, паслушны вышэйшай Волі. І толькі стомленае "рабіце хутчэй, што задумалі" нібы рэхам праняслося, злучыўшы словы Хрыста да Іуды і словы Рамана да ашалелых катаў. І як ад слоў Хрыста пападалі жаўнеры ў Аліўным Садзе, так і тады, у Парэччы, каты пакідалі зброю і ўцяклі. Застаўся толькі адзін, які давяршыў жудасную справу да канца.
Прайшлі дзесяцігоддзі. Забойцы Рамана Скірмунта адышлі ў забыццё, а памяць аб гэтым слаўным сыне палескай зямлі жыве. На магіле князя ў 1992 г. ўзвысіўся вялікі крыж, рыхтуецца адкрыццё музея. Сёння гэтае імя пачынае займаць сваё заслужанае месца ў шэрагу слаўных сыноў нашай Бацькаўшчыны. А над магілай апостала прымірэння ў Парэччы сярод прыгожых кветак запісаны дзіўныя словы: "На вышынях думак і пачуццяў..."

Андрэй РЫЛКА
« Последнее редактирование: 17 Сентябрь 2010, 04:36:45 от Vadim Verenich »

Оффлайн I2a1aАвтор темы

  • ...
  • Сообщений: 10415
  • Страна: ee
  • Рейтинг +757/-8
Подробная генеалогия всех потомков (по мужской и женской линии) Шимона Скирмунта (1760-1817)

http://www.sejm-wielki.pl/sejmwielki?m=D&p=szymon&n=skirmunt&v=8&bd=0&color=&t=A


« Последнее редактирование: 17 Сентябрь 2010, 04:36:57 от Vadim Verenich »

 

© 2007 Молекулярная Генеалогия (МолГен)

Внимание! Все сообщения отражают только мнения их авторов.
Все права на материалы принадлежат их авторам (владельцам) и сетевым изданиям, с которых они взяты.