АвторТема: Maternal and Paternal Polymorphisms in Prehistoric Siberian Populations of Lake  (Прочитано 2792 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн sahaliyanАвтор темы

  • Сообщений: 432
  • Страна: 00
  • Рейтинг +92/-0
Maternal and Paternal Polymorphisms in Prehistoric Siberian Populations of Lake Baikal

Nour Moussa
Abstract
The study of Ancient DNA (aDNA), DNA recovered from archaeological and historic post mortem material, has complemented the study of anthropology and archaeology. There are several challenges in the retrieval and analysis of DNA from ancient specimens including exogenous contamination with modern DNA, polymerase chain reaction (PCR) inhibitors and DNA damage because of environmental factors. Despite all the obstacles, the extraction of aDNA is still possible through reliable extraction methods and highly sensitive PCR-based technologies that facilitated the use of aDNA analysis in revealing the maternal and paternal backgrounds of ancient populations. This dissertation examines prehistoric hunter-gatherer populations that inhabited Siberia, Russia, several thousand years ago. The Lake Baikal of Siberia was home to two temporally distinct populations from Early Neolithic, EN (8000-6800 cal BP) to Late Neolithic-Early Bronze Age, LN-EBA (5800-4000 cal BP). The EN group was separated from the LN-EBA group by a 1000-year gap (hiatus). Several cemeteries have been excavated as part of an international Baikal Archaeology Project (BAP). These include one EN cemetery (Shamanka II) and two LN-EBA cemeteries (Kurma XI and Khuzhir-Nuge XIV). Maternally inherited mitochondrial DNA (mtDNA) has been examined previously for two EN cemeteries (Lokomotiv and Shamanka II) and one of the LN-EBA cemeteries (Ust’-Ida). mtDNA has not been analyzed before from the Kurma XI cemetery. This dissertation hypothesis focused on the examination of mtDNA from Shamanka II and Kurma XI cemeteries and examination of Y-chromosomal DNA from the four excavated cemeteries (Lokomotiv, Shamanka II, Ust’-Ida and Kurma XI) to identify genetic discontinuity and/or continuity between and within the EN and LN-EBA of prehistoric populations. The project aims were; first, modification of published methods for sample preparation, DNA extraction and PCR amplification for aDNA research. Second, interpretation of mtDNA haplogroup distribution from Kurma XI in the context of other Lake Baikal cemeteries. Third, compare the genetic affinities of the prehistoric populations with the contemporary populations of the area through the maternal lineage. Finally, comprison of mtDNA and Y-chromosomal haplogroup distributions to determine maternal and paternal genetic affinities. Four different mtDNA haplogroups were found in Kurma XI individuals including A, D, F and Z. mtDNA haplogroup Z was not represented before in Lake Baikal’s prehistoric populations. In addition, six extra samples from Shamanka II were analyzed to reveal that Shamanka II and Lokomotiv did not share the same maternal background as was previously suggested. New mtDNA results from Kurma XI and Shamanka II suggested that each of the EN cemeteries and LN-EBA cemeteries had a different maternal origin; however, Kurma XI shared a similar maternal origin with Lokomotiv and also with Shamanka II. Through SNaPshot multiplex PCR amplification, Y-chromosomal haplogroups were obtained from male individuals in the four cemeteries. Individuals from Lokomotiv and Shamanka II were found to possess haplogroups K, R1a1 and C3, and individuals from Ust’-Ida and Kurma XI were found to belong to haplogroups Q, K and unidentified SNP (L914). For those individuals belonging to haplogroup Q, further experimentation to examine sub-haplogroups of Q revealed that these individuals belong to sub-haplogroup Q1a3. There was significant heterogeneity in the males from the Lokomotiv cemetery when compared to the other three cemeteries. Furthermore, the Y-chromosome results showed a discontinuity between the EN and the LN-EBA populations of Lake Baikal. Combining the maternal and the paternal results from the prehistoric populations of Lake Baikal suggested a patrilocal post-marital residence pattern, where females moved to their husbands’ birthplace after marriage. This research highlighted the utility of DNA analysis as an archaeological tool in conjunction with burial practices and artifacts in making inferences about the prehistoric population structure.

https://era.library.ualberta.ca/files/wm117r51m#.V8fk6YU3_x5
« Последнее редактирование: 01 Сентябрь 2016, 22:42:53 от Шад »

Оффлайн sahaliyanАвтор темы

  • Сообщений: 432
  • Страна: 00
  • Рейтинг +92/-0
Re: Maternal and Paternal Polymorphisms in Prehistoric Siberian Populations of Lake
« Ответ #1 : 01 Сентябрь 2016, 11:44:11 »
The K samples here most likely are L666+

Оффлайн FenriR

  • Сообщений: 2003
  • Страна: 00
  • Рейтинг +525/-2
  • Y-ДНК: N1c1-L1025
  • мтДНК: K1a
Re: Maternal and Paternal Polymorphisms in Prehistoric Siberian Populations of Lake
« Ответ #2 : 01 Сентябрь 2016, 14:53:42 »
so there was R1a in Baikal Eneolithic (Lokomotiv, Shamanka II; 8000-6800 cal BP)?
It´s kinda huge, if the results are correct)


Цитировать
The area was home to two temporally distinct
populations from Early Neolithic (EN) (Kitoi culture), 8000-6800 cal BP, to Late Neolithic-Early
Bronze Age (LN-EBA) (Serovo-Isakovo-Glazkovo culture), 5800-4000 cal BP. The EN group was
separated from the LN-EBA group by a 1000-year gap (hiatus) during which large mortuary sites
are entirely absent (3).
The EN (Kitoi) culture had formal cemeteries “…as an area used repeatedly and more or less
exclusively for disposal of the group’s dead” (e.g. (4)). The EN people practiced hunting, fishing
and sealing, the population was large and unevenly distributed, had differential mobility and
substantial social differentiation (5).
The LN-EBA (Serovo-Isakovo-Glazkovo) culture had formal cemeteries, practiced hunting,
fishing and sealing, were larger and evenly distributed populations, and had moderate mobility
and social differentiation (5).
Earlier Russian craniometric studies suggested that the EN and the LN-EBA populations are
genetically distinct (6-9)
. Measuring the biological differentiation between the two cultures can
also be achieved through their genetic signatures, which would give a strong verification of
their genetic relationships

Китойская культура // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)
Цитировать
...
Керамика встречается в захоронениях край­не редко. Это круглодонные сосуды, гладкостенные, а также украшенные сеткой-плетенкой и отпечатками шнура. Погребальный инвентарь богат и разнообразен: каменные и костяные предметы вооружения, орудия труда и украшения. Особенно широко представлены орудия, связанные с рыболовством. Это гарпуны, рыбки-при­манки, составные рыболовные крючки. Каменные наконечни­ки стрел чаще всего треугольные с вогнутым основанием. К предметам вооружения и охоты относятся костяные, каменные и вкладышевые кинжалы, наконечники дротиков и копий. К орудиям труда — всевозможные ножи, ши­лья и проколки, скребки и скребла, игольники и иг­лы. Многие изделия (топоры, тесла, ножи) изготовлены из нефрита. Костюмы погребенных были богато ук­рашены всевозможными подвесками из зубов и ког­тей животных (они же использовались в качестве бус). Головные уборы украшались расщепленными клыками кабана, кольцами из мрамора, нефрита, перламутра. Найдены бусы из камня и раковин, костяные браслеты. Нередки произведения пластичного искусства — головки лосей, рыбок-амулетов, голова бородатого мужчины из мрамора. Кости диких животных, захоронения собак свидетельствуют о высокоразвитом охотничьем хозяйстве, а предметы, связанные с рыболовством, — о значении этой сферы хозяйственной деятельности. Сложная структура погребального обряда позволяет предполагать наличие зна­чительной социальной градации и разноэтнического состава населения, о чем свидетельствуют суммарные краниологические дан­ные исследования женских скелетов. Влияние Китойской культуры фиксиру­ется далеко на западе.

Upd
ПАЛЕОФЕНЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СОВРЕМЕННОГО И ДРЕВНЕГО НАСЕЛЕНИЯ ЧУКОТКИ, А. А. Мовсесян
Цитировать
...
Результаты канонического анализа современных и
древних популяций Сибири полностью согласуются с
предыдущими и дополняют их (рис. 5). В области по-
ложительных значений второй переменной располо-
жились популяции арктической и байкальской рас, а
также уэленская, эквенская и китойская группы
. Пред-
ставители центрально-азиатской и уральской рас ока-
зались вместе с серовцами и глазковцами в области от-
рицательных значений
...
Полученные результаты находят подтвержде-
ние в данных археологии, согласно которым в конце
IV тыс. до н.э. начали интенсивно расширяться гра-
ницы байкальско-ленского ареала. Ленско-алданская
неолитическая культура распространялась через вер-
ховья Лены, по верхнему течению Ангары вниз и да-
лее на северо-запад и север, к Хатанге и низовьям
Лены, а также на восток по Охотскому побережью к
северо-восточной оконечности Азиатского материка
[Чернецов, 1973].
Исследованиями А.П. Окладникова [1948] уста-
новлено наличие культурных связей Прибайкалья в
неолитическое время с далекими районами Запад-
ной Сибири и с областями к западу от Урала. Черты
сходства с прибайкальским неолитом исследователь
находит и в неолитических культурах Енисея, связы-
вая это с распространением на юг и на запад групп
ранненеолитического населения Прибайкалья. Более
того, отмечаются признаки широких контактов носи-
телей именно китойской культуры с обитателями до-
вольно отдаленных районов как на западе, так и на
востоке [Окладников, 1974].
[/u] Из Прибайкалья по Лене
шло, по-видимому, заселение территории Северной
Якутии, где неолитические памятники обнаруживают
явное сходство с прибайкальскими. В свою очередь,
неолит Якутии оказал большое влияние на неолит Чу-
котского полуострова, и это в значительной степени
обусловило характер последующих культур Чукотки,
связанных с этногенезом северо-восточных палеоази-
атов [Диков, 1974].
« Последнее редактирование: 01 Сентябрь 2016, 15:11:33 от FenriR »

Оффлайн Шад

  • Главный модератор
  • *****
  • Сообщений: 6335
  • Страна: ru
  • Рейтинг +1200/-4
  • Ex oriente lux
  • Y-ДНК: Q-Y2750
  • мтДНК: J1c2z
Re: Maternal and Paternal Polymorphisms in Prehistoric Siberian Populations of Lake
« Ответ #3 : 01 Сентябрь 2016, 17:27:35 »
Цитировать
individuals from Ust’-Ida and Kurma XI were found to belong to haplogroups Q, K and unidentified SNP (L914).

L914 - это гаплогруппа E. Хотя, скорее всего - дубль.
https://www.yfull.com/tree/E-L914/

Оффлайн Шад

  • Главный модератор
  • *****
  • Сообщений: 6335
  • Страна: ru
  • Рейтинг +1200/-4
  • Ex oriente lux
  • Y-ДНК: Q-Y2750
  • мтДНК: J1c2z

Оффлайн FenriR

  • Сообщений: 2003
  • Страна: 00
  • Рейтинг +525/-2
  • Y-ДНК: N1c1-L1025
  • мтДНК: K1a
Re: Maternal and Paternal Polymorphisms in Prehistoric Siberian Populations of Lake
« Ответ #5 : 02 Сентябрь 2016, 13:31:26 »
результаты получены с использованием ПЦР-технологии
Цитировать
...
Despite all the obstacles, the extraction of aDNA is still possible through reliable extraction methods and highly sensitive PCR-based technologies that facilitated the use of aDNA analysis in revealing the maternal and paternal backgrounds of ancient populations.
...
которая, к сожалению, подвержена ошибкам
Цитировать
DNA polymerase is prone to error, which in turn causes mutations in the PCR fragments that are made. Additionally, the specificity of the PCR fragments can mutate to the template DNA, due to nonspecific binding of primers. Furthermore, prior information on the sequence is necessary in order to generate the primers.[26]
по-крайней мере, их вероятность, видимо, возрастает применительно к дДНК.

Наверное, к результатам работы стоит отнестись с известной долей скепсиса...

Оффлайн rozenblatt

  • Сообщений: 1358
  • Страна: kg
  • Рейтинг +1679/-0
  • Y-ДНК: C-ZQ31
  • мтДНК: M8a
Официальная публикация: http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S2352409X16306927

Y-chromosomal DNA analyzed for four prehistoric cemeteries from Cis-Baikal, Siberia

    N.M. Moussaa, , , V.I. Bazaliiskiib, O.I. Goriunovab, c, F. Bamfortha, A.W. Weberd, e

Highlights



    Ancient DNA extracted from human remains belonging to Early Neolithic and Late Neolithic-Early Bronze Age periods in Lake Baikal area of Siberia.


    Y-chromosomal haplogroup results suggest that the Early Neolithic and the Late Neolithic-Early Bronze Age populations might be discontinuous.


    Differences in the Y-chromosomal signatures between the EN and LN-EBA populations were detected.


    The differences suggest displacement of males in Baikal population during EN and replacement by a genetically different population during LN-EBA.


    The Y-chromosomal haplogroups of the prehistoric Baikal population are represented in the contemporary Siberian populations.

Abstract

The Lake Baikal region of Siberia was home to two temporally distinct populations from Early Neolithic, EN (7500–7000 cal BP) to Late Neolithic-Early Bronze Age, LN-EBA (5570–3725 cal BP). The EN group was separated from the LN-EBA group by a ~ 1500-year gap (hiatus), and during this hiatus no human remains have been recovered from the Lake Baikal area. Examination of the paternal lineage through Y-chromosomal polymorphisms is a novel approach to BAP and will facilitate the assessment of the paternal continuities and/or discontinuities within and between the EN and the LN-EBA groups, and complement the previously examined maternal data. Several new ancient DNA extraction and PCR amplification techniques were optimized to address the technical challenges during sample analysis. Each sample was extracted twice in duplicate on different occasions to authenticate the results. Thirteen Y-chromosomal Single Nucleotide Polymorphism (SNP) markers were examined via the SNaPshot multiplex PCR reaction to determine Y-chromosomal haplogroups of males. Results have been obtained from 16 males from the EN cemeteries Lokomotiv and Shamanka II representing haplogroups K, R1a1 and C3, and 20 males from the LN-EBA Ust'-Ida and Kurma XI cemeteries representing haplogroups Q, K and unidentified SNP (L914). For those males belonging to haplogroup Q, further experiments were obtained to examine sub-haplogroups of Q, and the results showed that those males belong to sub-haplogroup Q1a3. The paternal Y-chromosome results suggest a discontinuity between the EN and LN-EBA populations. The significance of this research lies on the utility of DNA analysis in making inferences about the pre-historic social structure.
Keywords

    Humans; Ancient DNA; Y-chromosome; mtDNA; Haplogroups; Sub-haplogroups of Q; Siberian population

Оффлайн Arthwr

  • Сообщений: 1172
  • Страна: ua
  • Рейтинг +667/-5
    • r1b-pf7562.blogspot.com
  • Y-ДНК: R1b-PF7563
  • мтДНК: K1c1e

Оффлайн asan-kaygy

  • ...
  • Сообщений: 8624
  • Страна: kz
  • Рейтинг +825/-5
  • Y-ДНК: R1a1a1b2a1a-L657+,Y9+,Y944+
спасибо за ссылку

Оффлайн Fire

  • 100% child of stardust
  • Сообщений: 8790
  • Страна: gr
  • Рейтинг +808/-128
  • Y-dna G2a1a1a1a1a1b1 Z7947
Re: Maternal and Paternal Polymorphisms in Prehistoric Siberian Populations of Lake
« Ответ #9 : 18 Декабрь 2016, 12:49:25 »
so there was R1a in Baikal Eneolithic (Lokomotiv, Shamanka II; 8000-6800 cal BP)?
It´s kinda huge, if the results are correct)


Цитировать
The area was home to two temporally distinct
populations from Early Neolithic (EN) (Kitoi culture), 8000-6800 cal BP, to Late Neolithic-Early
Bronze Age (LN-EBA) (Serovo-Isakovo-Glazkovo culture), 5800-4000 cal BP. The EN group was
separated from the LN-EBA group by a 1000-year gap (hiatus) during which large mortuary sites
are entirely absent (3).
The EN (Kitoi) culture had formal cemeteries “…as an area used repeatedly and more or less
exclusively for disposal of the group’s dead” (e.g. (4)). The EN people practiced hunting, fishing
and sealing, the population was large and unevenly distributed, had differential mobility and
substantial social differentiation (5).
The LN-EBA (Serovo-Isakovo-Glazkovo) culture had formal cemeteries, practiced hunting,
fishing and sealing, were larger and evenly distributed populations, and had moderate mobility
and social differentiation (5).
Earlier Russian craniometric studies suggested that the EN and the LN-EBA populations are
genetically distinct (6-9)
. Measuring the biological differentiation between the two cultures can
also be achieved through their genetic signatures, which would give a strong verification of
their genetic relationships

Китойская культура // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)
Цитировать
...
Керамика встречается в захоронениях край­не редко. Это круглодонные сосуды, гладкостенные, а также украшенные сеткой-плетенкой и отпечатками шнура. Погребальный инвентарь богат и разнообразен: каменные и костяные предметы вооружения, орудия труда и украшения. Особенно широко представлены орудия, связанные с рыболовством. Это гарпуны, рыбки-при­манки, составные рыболовные крючки. Каменные наконечни­ки стрел чаще всего треугольные с вогнутым основанием. К предметам вооружения и охоты относятся костяные, каменные и вкладышевые кинжалы, наконечники дротиков и копий. К орудиям труда — всевозможные ножи, ши­лья и проколки, скребки и скребла, игольники и иг­лы. Многие изделия (топоры, тесла, ножи) изготовлены из нефрита. Костюмы погребенных были богато ук­рашены всевозможными подвесками из зубов и ког­тей животных (они же использовались в качестве бус). Головные уборы украшались расщепленными клыками кабана, кольцами из мрамора, нефрита, перламутра. Найдены бусы из камня и раковин, костяные браслеты. Нередки произведения пластичного искусства — головки лосей, рыбок-амулетов, голова бородатого мужчины из мрамора. Кости диких животных, захоронения собак свидетельствуют о высокоразвитом охотничьем хозяйстве, а предметы, связанные с рыболовством, — о значении этой сферы хозяйственной деятельности. Сложная структура погребального обряда позволяет предполагать наличие зна­чительной социальной градации и разноэтнического состава населения, о чем свидетельствуют суммарные краниологические дан­ные исследования женских скелетов. Влияние Китойской культуры фиксиру­ется далеко на западе.

Upd
ПАЛЕОФЕНЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СОВРЕМЕННОГО И ДРЕВНЕГО НАСЕЛЕНИЯ ЧУКОТКИ, А. А. Мовсесян
Цитировать
...
Результаты канонического анализа современных и
древних популяций Сибири полностью согласуются с
предыдущими и дополняют их (рис. 5). В области по-
ложительных значений второй переменной располо-
жились популяции арктической и байкальской рас, а
также уэленская, эквенская и китойская группы
. Пред-
ставители центрально-азиатской и уральской рас ока-
зались вместе с серовцами и глазковцами в области от-
рицательных значений
...
Полученные результаты находят подтвержде-
ние в данных археологии, согласно которым в конце
IV тыс. до н.э. начали интенсивно расширяться гра-
ницы байкальско-ленского ареала. Ленско-алданская
неолитическая культура распространялась через вер-
ховья Лены, по верхнему течению Ангары вниз и да-
лее на северо-запад и север, к Хатанге и низовьям
Лены, а также на восток по Охотскому побережью к
северо-восточной оконечности Азиатского материка
[Чернецов, 1973].
Исследованиями А.П. Окладникова [1948] уста-
новлено наличие культурных связей Прибайкалья в
неолитическое время с далекими районами Запад-
ной Сибири и с областями к западу от Урала. Черты
сходства с прибайкальским неолитом исследователь
находит и в неолитических культурах Енисея, связы-
вая это с распространением на юг и на запад групп
ранненеолитического населения Прибайкалья. Более
того, отмечаются признаки широких контактов носи-
телей именно китойской культуры с обитателями до-
вольно отдаленных районов как на западе, так и на
востоке [Окладников, 1974].
[/u] Из Прибайкалья по Лене
шло, по-видимому, заселение территории Северной
Якутии, где неолитические памятники обнаруживают
явное сходство с прибайкальскими. В свою очередь,
неолит Якутии оказал большое влияние на неолит Чу-
котского полуострова, и это в значительной степени
обусловило характер последующих культур Чукотки,
связанных с этногенезом северо-восточных палеоази-
атов [Диков, 1974].

Отпечатки шнура в керамике Китойской, и гг R1a
Добавлю то что писал год назад
Так кто эти шнуровики китайско-якутские? Что вы вокруг да около?
В который раз повторяю, он не ответит, потому что не может, ибо нет ответа кроме много фантазий...
Шнуровая керамика Азиатский и Сибирьский феномен, и связан скорее всего с Дене-Кавказцами,
шнуровую керамику находят и в Северной Америке, вот вам и На-Дене ветвь.
Например Белькачинская культура имела Шнуровую керамику в Якутии, и эту культуру связывают с Енисейцами ветвь Дене-Кавказцев

Сино-Тибетская ветвь Шнуровиков это культура Пэнтоушань в Китае
Шнуровики познего Неолита Европы наверно оставили До-Германский субстрат
« Последнее редактирование: 18 Декабрь 2016, 13:00:39 от Fire »

 

© 2007 Молекулярная Генеалогия (МолГен)

Внимание! Все сообщения отражают только мнения их авторов.
Все права на материалы принадлежат их авторам (владельцам) и сетевым изданиям, с которых они взяты.


Rambler's Top100