АвторТема: Козья слободка в Казани  (Прочитано 1037 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Stanislav SАвтор темы

  • Сообщений: 593
  • Страна: ru
  • Рейтинг +130/-4
  • Y-ДНК: R1a1a1b1a2b3
  • мтДНК: H3
Козья слободка в Казани
« : 20 Июль 2014, 14:06:19 »
Не знаю, куда еще могу поместить этот материал. Навеяно исследованием моей Y гаплогруппы. Мой дед - русский из Казани, по сведениям отца из Козьей слободы. Моя Y-DNA гаплогруппа R1a CTS4302 YP335. Это не добавляет понимания о происхождении, поскольку этот субклад, будучи родственным "прусской ветке" L336, распространен достаточно широко, от польской ветви, до ветви татарской. Возможно сведения о Козьей слободке будут интересны и другим молгеновцам, чьи предки - выходцы из Казани.

Нынешний Ново-Савиновский район достаточно молод, ибо образован совсем недавно. Однако состоит этот район города сплошь из бывших слобод, поселков, деревень да починков. В его границы входят ныне и поселки Брикетный и Дружба, и деревня Савиново, выросшая из починка в три двора, и слободы Восстания и Козья. О последней - самом древнем поселении на территории Ново-Савиновского района - и пойдет речь.
История возникновения слободы, расположенной почти в двух верстах от города - а городом в старину звалась собственно крепость или кремль - уходит корнями в третью четверть XVI века. Именно тогда и появилась на правом берегу Казанки за заливными государевыми лугами, принадлежавшими некогда царской казне, небольшая деревенька. Название же ей, а затем и всей приказанской слободе, в которую выросла деревенька, предопределила страшная болезнь чума, или, как тогда говорили, «моровая язва», охватившая Казань с ее землями, летом 1654 года и унесшая в тот год, по данным адъюнкта Императорского Казанского университета Михаила Рыбушкина, около 48 тысяч горожан и беженцев из центральных областей России, надеявшихся спастись от напасти на окраинных землях государства.
 Боярину М.М.Салтыкову, первому казанскому воеводе, справиться с болезнью не удалось, и к приезду нового правителя Казани князя И.Н.Хованского ситуация в городе сложилась крайне опасная. «А попов, Государь, в Казани у церквей Божиих ныне мало, а многие, Государь, попы померли, а которые... остались, и те больны... и погребать не успевают», - писал князь Хованский в Москву в 1656 году. Новому воеводе также не удалось выправить сложившуюся ситуацию, которая к середине лета 1656 года стала и вовсе угрожающей.
«В Казани для вашего Государева дела послать и приказывать некому, - писал Хованский. - Которые Дворяне и дети Боярские в Казани были и те... померли, иные разбежались... Подьячие... приказные палаты померли же, а иные лежат больны... и не токмо что... в городе ночью, но и в день пусто...» А вскоре в Москву ушло еще одно отчаянное письмо, писанное уже не рукой Хованского: «В нынешнем, Государь, в 1656 году августа в 26-й день в восьмом часу дни волею Божиею Боярин Воевода князь Ивана Никитича Хованского не стало... А померло... в Казани... с 22-го числа августа же по 27-е число пять дней всяких чинов людей... девять сот двадцать пять человек...»
На власти надежд было, как оно завсегда бывает в лихие дни, мало, и, устав надеяться на казанских градоначальников, горожане стали самостоятельно, как могли, принимать меры по избавлению от охватившей город напасти. Одной из таких мер был ритуал «умилостивительной, - по словам профессора-историка Н.П.Загоскина, - жертвы». Было определено место за городом, где в качестве жертвы злу, нависшему над Казанью, горожане-татары стали резать коз, раздавая мясо нищим и всем желающим. Местом этим явилась небольшая слободка на правом берегу Казанки сразу за заливными лугами. Потому вскоре и стала именоваться эта слободка Козьей.
Слобода росла, связывалась с городом посредством плавучего моста, именуемого Кизическим, ибо поставлен был в самом конце века XVII недалеко от Козьей слободы штатный мужской монастырь в память девяти мучеников города Кизик, затем - дамбой, именуемой также Кизической, устроенной деятельным городским головой С.В.Дьяченко в конце 80-х годов XIX столетия, а с прокладкой конно-железной дороги, затем и трамвайных путей вошла слобода в черту города. К началу XX века в слободе были три большие улицы и несколько переулков и тупичков, застроенных деревянными одноэтажными домами, которые до сих пор можно видеть с улицы Декабристов за ее фасадной частью близ лодочной станции.
Центральной улицей слободы была часть Седьмиозерского, или Царевококшайского тракта, что носит ныне наименование улицы Декабристов. Называлась главная улица слободы, конечно, Козьей, затем - Большой и оканчивалась пересечением ее с нынешней улицей Чистопольской, которой, собственно, и ограничивалась с севера территория слободы. От улицы Большой уходили на восток две поперечные улочки, так и называющиеся - Поперечно-Козьими, одна из которых носит ныне наименование Солдатская.
Старшее поколение казанцев помнит, что еще несколько десятилетий назад остановка трамвая, а затем и троллейбуса возле нынешних зданий издательства и комплекса Молодежного центра называлась «Козьей». С появлением этих зданий название остановки изменилось, а все же нет-нет, да и услышишь подзабытое ныне имя первых двух кварталов улицы Декабристов – «Козья слобода».

Леонид ДЕВЯТЫХ
http://www.iske-kazan.ru/kazanskie-slobody/167-kozya-sloboda

Теперь бы еще понять, из какой "центральной области России" происходили предки-носители моей фамилии. Srkz сделал на моем аутосомном анализе оракл 4-х предков, три из которых мне известны: русские Перми, русские Дона (южные русские) и поляки Беларуси. Недостающим звеном оказались русские Юго-Запада, как я понимаю, от Смоленска и до Воронежа. Вполне укладывается в версию о прародине фамилии.

 

© 2007 Молекулярная Генеалогия (МолГен)

Внимание! Все сообщения отражают только мнения их авторов.
Все права на материалы принадлежат их авторам (владельцам) и сетевым изданиям, с которых они взяты.


Rambler's Top100