АвторТема: Re: Результаты исследований дДНК (обсуждение)  (Прочитано 246685 раз)

0 Пользователей и 2 Гостей просматривают эту тему.

Оффлайн Arame

  • Сообщений: 631
  • Страна: am
  • Рейтинг +204/-1
  • J1-Z1842
Fire

А где там написано что это ранние римляне? Посмотри еще раз. Там нету маркера железный век для римлян. Это скорее как раз и римляне имперского периода о котором говорил Рюкендо. Те которые смещены в сторону БВ. А про римлян железного века он говорил совершенно другое. :)
Кстати из железного века Рима по его инфам было всего 8 образцов. А тут как видишь больше.
 Вообщем видимо они специально так выдают инфу чтобы посмотреть у кого нервы послабее и кто первым скажет что италянцы пришли из Анатолии.

А про Нурагов это твои фантазии. Мировая наука не разделяет твоего мнения. Может кто то и попал в Сардинию в 1200 днэ. Но особого влияния на аутосомы не имели. Ктому же нурагический язык считается неиндоевропейским. 

Оффлайн Fire

  • 100% child of stardust
  • Сообщений: 7555
  • Страна: gr
  • Рейтинг +604/-123
  • Y-dna G2a1a1a1a1a1b1 Z7947
Fire

А где там написано что это ранние римляне? Посмотри еще раз. Там нету маркера железный век для римлян. Это скорее как раз и римляне имперского периода о котором говорил Рюкендо. Те которые смещены в сторону БВ. А про римлян железного века он говорил совершенно другое. :)
Кстати из железного века Рима по его инфам было всего 8 образцов. А тут как видишь больше.
 Вообщем видимо они специально так выдают инфу чтобы посмотреть у кого нервы послабее и кто первым скажет что италянцы пришли из Анатолии.

А про Нурагов это твои фантазии. Мировая наука не разделяет твоего мнения. Может кто то и попал в Сардинию в 1200 днэ. Но особого влияния на аутосомы не имели. Ктому же нурагический язык считается неиндоевропейским.
Нурагическая цивилизация до народов моря и потомки Сардинских Бикеров, конечно они не ИЕ.
Но появление важной доли Иранского компонента у нескольких из них это от Эгейских/Восточно Средиземноморских Шарданов


IRON AGE TO REPUBLICAN PERIOD (700-20BC)
Note: Separated from previous period by 1000 year gap.
Fewer samples, of those that exist 60% overlap with North Italy, 40% overlap with South Italy and Sicily, centroid of overall cluster in central Italy but no samples occur there, very wide spread.
EHG appears(Этруски тянутся к Бикерам значит от них EHG)
 Levant N Appears for the first time, sporadic and inhomogeneous distribution, Iran_N increases further.

Оффлайн Arame

  • Сообщений: 631
  • Страна: am
  • Рейтинг +204/-1
  • J1-Z1842
Цитировать
Нурагическая цивилизация до народов моря и потомки Сардинских Бикеров, конечно они не ИЕ.

Увы Файр в этом вопросе  тебе не остается ничего другого как отрицать реальность и публично перевирать о существовании бикеров в Сардинии. Когда в двух работах по Сардинии говорится совершенно обратное.

Оффлайн Fire

  • 100% child of stardust
  • Сообщений: 7555
  • Страна: gr
  • Рейтинг +604/-123
  • Y-dna G2a1a1a1a1a1b1 Z7947
Цитировать
Нурагическая цивилизация до народов моря и потомки Сардинских Бикеров, конечно они не ИЕ.

Увы Файр в этом вопросе  тебе не остается ничего другого как отрицать реальность и публично перевирать о существовании бикеров в Сардинии. Когда в двух работах по Сардинии говорится совершенно обратное.
6 образцов Нурагической Культуры имеют 5-10% Степного компонента,
3 образца средней Бронзы Сардинии имеют 10% Степного компонента

Оффлайн falcon16

  • Сообщений: 210
  • Рейтинг +457/-5
Вообщем видимо они специально так выдают инфу чтобы посмотреть у кого нервы послабее и кто первым скажет что италянцы пришли из Анатолии.
Большая часть их предков пришли из Анатолии с учетом доли EEF и CHG одни раньше другие позже. волна за волной . основатели Рима потомки троянцев, Цезарь тоже с корнями c Восточного Средиземноморья.

Оффлайн Arame

  • Сообщений: 631
  • Страна: am
  • Рейтинг +204/-1
  • J1-Z1842
6 образцов Нурагической Культуры имеют 5-10% Степного компонента,
3 образца средней Бронзы Сардинии имеют 10% Степного компонента

Навсякий случай еще раз процитирую две работы по Сардинии.
Цитировать
In Sardinia, we find no evidence of either eastern ancestry type in the Nuragic Bronze Age, but show that Iranian-related ancestry arrived by at least ∼300 BCE and Steppe ancestry arrived by ∼300 CE, joined at that time or later by North African ancestry.

https://www.biorxiv.org/content/10.1101/584714v1

Цитировать
The ancient Sardinian individuals show a strong affinity to western Mediterranean Neolithic populations and we infer a high degree of genetic continuity on the island from the Neolithic (around fifth millennium BCE) through the Nuragic period (second millennium BCE). In particular, during the Bronze Age in Sardinia, we do not find significant levels of the "Steppe" ancestry that was spreading in many other parts of Europe at that time.

https://www.biorxiv.org/content/10.1101/583104v1

Две разные работы говорят об одном и том же. В древной Сардинии не найдено R1b-P312 который связан с бикерами. Также я навсякий случай проверил и не нашел там ни одного явного степного мито.
Но Файр не хочет в это верить и выдумивает какие то проценты. Почему? Все просто потому что эти генетические данные говорят в пользу того что нурагический язык имеет неолитическое происхождение и возможно связан с баскским поскольку Сардиния была заселена со стороны Франции.  И баски наравне с сардинцами это два народа которые лучше всего сохранили аутосомы ранних неолитчиков.

Цитировать
Sardinia is hypothesized to be a unique refuge for early Neolithic ancestry. To provide new insights on the genetic history of this flagship population, we analyzed 3,514 whole-genome sequenced individuals from Sardinia. Sardinian samples show elevated levels of shared ancestry with Basque individuals, especially samples from the more historically isolated regions of Sardinia.

https://www.nature.com/articles/s41588-018-0215-8



Оффлайн Fire

  • 100% child of stardust
  • Сообщений: 7555
  • Страна: gr
  • Рейтинг +604/-123
  • Y-dna G2a1a1a1a1a1b1 Z7947
Археология говорит были Сардинские Бикеры, которые предки ранней Нурагской Цивилизации

И Генетические данные/результаты согласны с Археологией

6 образцов Нурагической Культуры имеют 5-10% Степного компонента,
3 образца средней Бронзы Сардинии имеют 10% Степного компонента
https://www.biorxiv.org/content/biorxiv/early/2019/03/21/583104/F5.large.jpg?width=800&height=600&carousel=1
А мнения из статей мало что значат если они не сходятся с их же результатами , и это не первый раз.

Оффлайн rozenblatt

  • Сообщений: 1089
  • Страна: kg
  • Рейтинг +1147/-0
  • Y-ДНК: C-F5481
  • мтДНК: M8a
http://centenary-popgene.com/ru

29-31 мая в Москве пройдет Международная конференция «Centenary of Human Population Genetics» на базе Института общей генетики РАН.

Материалы конференции(на английском) доступны тут: https://yadi.sk/i/mm41BA9GTJv-Bw

Некоторые интересные тезисы:

Martine Robbeets

The genetic profile of Northeast Asia and its archaeolinguistic signature

Martine Robbeets, Mark Hudson, Tao Li, Ning Chao and Choongwon Jeong.
Max Planck Institute for the Science of Human History

In this paper, we address agriculture-driven migration and language spread in the Northeast Asian Neolithic from an interdisciplinary perspective, integrating genetics, archaeology and linguistics in a single approach. Studying the peopling of North and East Asia through the analysis of ancient DNA, the geneticists in our team have carried out whole genome analyses of 55 ancient northern Chinese individuals covering the Yellow, West Liao and Amur River regions between 5 500 BC and AD 300. They find that the so-called "Amur" gene pool, which represents the genetic profile of prehistoric hunter-gatherers between Baikal and Russian Far East before 5 500 BC, continued in the West Liao and Amur River regions between 5 500 BC and AD 300, with increasing genetic influence of Yellow River populations in West Liao River populations, over time and with the intensification of farming.
The aim of this paper is to examine to what extent these recent advances in ancient genomes align with archaeological and linguistic findings indicating agriculture-driven spread of the Transeurasian language languages in this region. To this end, we will combine evidence for the spread and intensification of millet agriculture in North East Asia with linguistic reconstruction. Situating proto-Transeurasian, the most recent common ancestor Turkic, Mongolic, Tungusic, Koreanic and Japonic languages in the West Liao River Basin around 4700 BC (Robbeets & Bouckaert 2018; Robbeets (in press)), we will examine possible traces of ancient contact between proto-Transeurasian and its proto-Sino-Tibetan neighbor, the language ancestral to Chinese, Tibetan, Burmese situated in the Yellow River Region around 4500 BC (Sagart et al. 2019: 5200 BC, Zhang et al. 2019: 3 900 years BC).

References mentioned in this abstract

Robbeets, Martine (in press) ;The Transeurasian homeland: where, when and what?;, in Martine Robbeets, Nataliia Neshcheret and Alexander Savelyev (eds), The Oxford Guide to the Transeurasian Languages. Oxford University Press.
Robbeets, Martine and Remco Bouckaert (2018). Bayesian Phylolinguistics reveals the Internal Structure of the Transeurasian Family. Journal of Linguistic Evolution: 145-162.
Sagart, Laurent, Guillaume Jacques, Yunfan Lai, Robin J. Ryderc, Valentin Thouzeauc, Simon J. Greenhill and Johann-Mattis List 2019. Dated language phylogenies shed light on the ancestry of Sino-Tibetan.
Zhang, Menghan, Shi Yan, Wuyun Pan and Li Jin 2019. Phylogenetic evidence for Sino-Tibetan origin in northern China in the Late Neolithic. Nature doi.org/10.1038/s41586-019-1153-z.

Генетический профиль Северо-Восточной Азии и его археолингвистическая сигнатура

В настоящей работе мы рассматриваем миграцию, обусловленную сельским хозяйством, и распространение языка в неолите Северо-Восточной Азии с междисциплинарной точки зрения, интегрируя генетику, археологию и лингвистику в едином подходе. Изучая заселение Северной и Восточной Азии посредством анализа древней ДНК, генетики в нашей команде провели полногеномный анализ 55 древних жителей Северного Китая, охватывающих районы Хуанхэ, Силяохэ и Амура в период между 5500 г. до н.э. и 300 г. н.э. Они обнаружили, что так называемый «Амурский» генофонд, который представляет генетический профиль доисторических охотников-собирателей между Байкалом и Дальним Востоком России до 5 500 г. до н.э., продолжался в регионах Силяохэ и Амура между 5 500 г. до н.э. и 300 г. н.э., при этом увеличивалось генетическое влияние популяций Хуанхэ на население Силяохэ, со временем и с интенсификацией сельского хозяйства.
Целью данной работы является изучение того, в какой степени эти последние достижения в древних геномах совпадают с археологическими и лингвистическими находками, указывающими на распространение трансевразийских языков в этом регионе в связи с распространением сельского хозяйства. С этой целью мы объединим доказательства распространения и интенсификации сельского хозяйства на базе проса в Северо-Восточной Азии с лингвистической реконструкцией. Располагая прототрансевразийский, самым последний общий предок тюркских, монгольских, тунгусских, корейских и японских языков в бассейне реки Силяохэ около 4700 г. до н.э. (Robbeets & Bouckaert 2018; Robbeets (в печати)), мы рассмотрим возможные следы древних контактов между прототрансевразиайским и его прото-сино-тибетским соседом, языка предкового для китайского, тибетского и бирманского языков, который распологалс в регионе Хуанхэ около 4500 г. до н.э. (Sagart et al. 2019: 5200 до н.э., Zhang et al. 2019: 3 900 лет до нашей эры).


Elena Lukyanova

Genomic structure of Russian Far East populations

Elena Lukyanova1, O. Balanovsky1,2,3, Yu. Bogunov1,2, A. Bergström5, M. Szpak4, A. Agdzhoyan1,2, Y. Xue4, E. Balanovska2,3.
¹ Vavilov Institute of General Genetics, Moscow, Russia
² Research Centre of Medical Genetics, Moscow, Russia
³ Biobank of North Eurasia, Moscow, Russia
⁴ The Wellcome Sanger Institute, Wellcome Genome Campus, Hinxton, Cambridgeshire, CB10 1SA, UK
⁵ The Francis Crick Institute, London, UK

The Russian Far East populations form an important link between two cross-continental population chains – the Eurasian and Pacific.
First, Far East populations represent the eastern “pole” of the genetic variation in Eurasia, carrying no detectable West Eurasian admixture.
Second, it is included in the chain of Pacific coast populations, spanning from East Asia to North America, and probably served as an immediate source region for all three prehistoric migrations to the Americas.
To study the remarkable genetic structure of the Russian Far East in more detail, we sampled Aleuts, Chukchi, Evenks, Evens, Itelmens, Kamchadals, Koryaks, Nanais, Negidals, Nivkhs, Orochi, Udegeis, Ulchi, and Yakuts. These groups represent the geographic and linguistic diversity of the region where Tungusic, Turkic, Chukotko-Kamchatka, Eskimo-Aleut, and isolated languages are spoken. We genotyped two hundred samples using Illumina microarrays on up to 4 million SNPs. This dataset revealed three highly differentiated genetic clusters - populations from the Amur basin, Beringia, and East Siberia. The genetic differentiation between these clusters is very high (equal to the FST between West Europeans and South Asians).
The tripartite genetic structure has been stable for at least a few millennia. This was directly demonstrated for the Amur cluster by the time transect in the same region spanning from 7 ky BP (Devil’s gate, Boisman culture) to 4 ky BP (Yankovsky culture) and to modern groups.
East Siberians are genetically intermediate between Beringian and Amur basin groups, and also received gene flow from the Neolithic South Siberia. The Beringian populations are genetically very distinct compared to all other Eurasian groups and have a local genetic root at least as deep as the date of Paleo-Eskimo expansion.
The Amur basin groups exhibit higher genetic similarity to Mesolithic Jomon samples from Japan than other modern groups, and likely contributed ancestry to the Jomon.

Геномная структура населения Дальнего Востока России

Население Дальнего Востока России является важным связующим звеном между двумя межконтинентальными популяционными цепями - евразийской и тихоокеанской.
Во-первых, популяции Дальнего Востока представляют восточный «полюс» генетической изменчивости в Евразии, не несущий заметной западноевразийской примеси.
Во-вторых, он входит в цепочку популяций Тихоокеанского побережья, простирающуюся от Восточной Азии до Северной Америки, и, вероятно, служил непосредственным источником всех трех доисторических миграций в Америку.
Чтобы более детально изучить замечательную генетическую структуру российского Дальнего Востока, мы взяли образцы алеутов, чукчей, эвенков, эвенов, ительменов, камчадалов, коряков, нанайцев, негидальцев, нивхов, орочей, удегейцев, ульчей и якутов. Эти группы представляют географическое и языковое разнообразие региона, где говорят на тунгусских, тюркских, чукотско-камчатских, эскимосско-алеутских и изолированных языках. Мы произвели генотипирование двухсот образцов с использованием микрочипов Illumina до 4 миллионах SNP. Этот набор данных выявил три высокодифференцированных генетических кластера - популяции из бассейна Амура, Берингии и Восточной Сибири. Генетическая дифференциация между этими кластерами очень высока (равна FST между западноевропейцами и южноазиатцами).
Трехчастная генетическая структура была стабильной в течение по крайней мере нескольких тысячелетий. Это было непосредственно продемонстрировано для амурского кластера временным разрезом в том же регионе, охватывающем от 7 тыс. лет назад (Чёртовы ворота, бойсманская культура) до 4 тыс. лет назад (янковская культура) и до современных групп. Восточно-сибиряки являются генетически промежуточными между группами Берингии и Амурского бассейнов, а также получили поток генов из неолита Южной Сибири. Берингийские популяции генетически очень отличаются по сравнению со всеми другими евразийскими группами и имеют локальный генетический корень, по крайней мере, такой же глубокий, как дата палео-эскимосской экспансии.
Группы бассейна Амура демонстрируют более высокое генетическое сходство с образцами мезолита Дзёмона из Японии, чем другие современные группы, и, вероятно, внесли свой вклад в происхождение Дзёмона.

Оффлайн rozenblatt

  • Сообщений: 1089
  • Страна: kg
  • Рейтинг +1147/-0
  • Y-ДНК: C-F5481
  • мтДНК: M8a
Daria Zhernakova

The Genome Russia Project: a reference database of whole genome sequences across Russia

Daria V. Zhernakova1, Igor Evsyukov1, Elena Lukianova2, Anna Zhuk1,3, Mikhail Rotkevich1, Anton Logachev1, Gaik Tamazian1, Ksenia Krasheninnikova1, Alexei Komissarov1, Anna Gorbunova1, Andrey Shevchenko1, Sergey Malov1, Nikolay Cherkasov1, Dmitrii E. Polev4, Genome Russia Consortium, Oleg Balanovsky2,5, Vladimir Brukhin1, Stephen J. O'Brien1.
1 Saint-Petersburg State University, Theodosius Dobzhansky Center for Genome Bioinformatics, St. Petersburg, Russian Federation
2 Vavilov Institute of General Genetics, Russian Academy of Sciences, Moscow, Russia
3 Vavilov Institute of General Genetics, Russian Academy of Sciences, Saint-Petersburg Branch, Saint-Petersburg, Russian Federation
4 Centre Biobank, Research Park, Saint-Petersburg State University
5 Federal State Budgetary Institution ‘Research Centre for Medical Genetics’, Moscow, Russia

Recent years have seen a large number of national genomic projects highlighting the diversity and similarity of world populations, providing insight into population history and aiding in medical genomics applications. In spite of being the largest country in the world, until recently Russia has not participated in large sequencing projects. To overcome this, Genome Russia project was initiated aiming to generate whole genome sequences (WGS) of more than 2,000 samples coming from diverse populations throughout Russia. General objectives of Genome Russia include characterization of known and novel genetic variation of different Russian population groups and ethnic minorities; creating a reference database of genetic variation within Russia that can be further used for medical studies; investigating population history and admixture; identifying genetic variants that may affect the frequency of known diseases in Russian populations.
Here we present the results obtained from the first batch of 328 WGS samples representing 17 population groups, including 193 ethnic Russian samples. We combined our newly sequenced samples with other published WGS samples from Eurasia. Based on these data we specifically focus on characterization of ethnic Russian population structure.
It is generally accepted that Russians assimilated many Finno-Ugric groups populated the central and Northern areas of the East European plain before the Slavonic migration to this area. It has been shown previously that the Finno-Ugric-related genetic components is much more pronounced in the Northern rather then in the Southern Russian populations. To make a step forward in entangling the demographic history of East European plain we used our newly generated full genomes from 8 regional Russian populations. Specifically, we differentiated the contribution of Western Finnic-speaking populations and Permic-Finnic-speaking populations. We show a high similarity of Pskov samples to neighboring Estonian population. We estimated the Finno-Ugric component in Russian populations and see that North-Eastern Russians appear closer to Uralic and Ugric groups, while North-Western Russians show more similarity to Western Finno-Ugric populations.
Overall, our study allows us to create the first population-specific reference database covering the territory of Russia based on whole genome sequencing data, and to characterize the genetic structure of ethnic Russian populations.
The project is supported by St. Petersburg State University (Genome Russia Grant no. 1.52.1647.2016).

Проект "Геном России": справочная база полных последовательностей генома по всей России

В последние годы появилось большое количество национальных геномных проектов, подчеркивающих разнообразие и сходство популяций мира, обеспечивающих понимание истории популяций и помощь в применениях медицинской геномики. Несмотря на то, что Россия была самой большой страной в мире, до недавнего времени Россия не участвовала в крупных проектах секвенирования. Для преодоления этого был инициирован проект "Геном России", направленный на генерацию целых последовательностей генома (WGS) из более чем 2000 образцов, полученных из разных популяций по всей России. Общие цели "Генома России" включают характеристику известных и новых генетических вариаций различных групп населения России и этнических меньшинств; создание справочной базы данных о генетических вариациях в России, которая может быть в дальнейшем использована для медицинских исследований; исследование истории населения и примесей; выявление генетических вариантов, которые могут влиять на частоту известных заболеваний в российских популяциях.
Здесь мы представляем результаты, полученные из первой партии из 328 образцов WGS, представляющих 17 групп населения, включая 193 этнических русских. Мы объединили наши недавно секвенированные образцы с другими опубликованными образцами WGS из Евразии. Основываясь на этих данных, мы уделяем особое внимание характеристике этнической структуры русского населения.
Общепринято, что русские ассимилировали многие финно-угорские группы, населявшие центральные и северные районы Восточно-Европейской равнины до переселения славян в этот район. Ранее было показано, что финно-угорские генетические компоненты гораздо более выражены в северных, чем в южнорусских популяциях. Чтобы сделать шаг вперед в распутывании демографической истории Восточно-Европейской равнины, мы использовали наши недавно созданные полные геномы из 8 региональных русских популяций. В частности, мы дифференцировали вклад западно-финно-говорящего населения и пермско-финно-говорящего населения. Мы показываем высокое сходство образцов Пскова с соседним населением Эстонии. Мы оценили финно-угорскую составляющую в русских популяциях и видим, что северо-восточные русские кажутся ближе к уральской и угорской группам, в то время как северо-западные русские демонстрируют большее сходство с западными финно-угорскими популяциями.
В целом наше исследование позволяет создать первую популяционно - ориентированную справочную базу данных, охватывающую территорию России, на основе данных секвенирования всего генома, а также охарактеризовать генетическую структуру этнических русских популяций.
Проект осуществляется при поддержке Санкт-Петербургского государственного университета


Tatiana Tatarinova

Population history of Russian medieval nomads

Alexander Mikheyev1, Nikita Moshkov2, Alexei Zarubin3, Tatiana Tatarinova4.
1 Australian National University, Canberra, Australia
2 Synthetic and Systems Biology Unit, Hungarian Academy of Sciences, Biological Research Center (BRC), Szeged, Hungary, National Research University
Higher School of Economics, Moscow, Russia, and University of Szeged, Doctoral School of Interdisciplinary Medicine, Szeged, Hungary
3 Institute of Medical Genetics, Tomsk National Medical Research Center, Russian Academy of Sciences, Siberian Branch, Tomsk, Russia
4 University of La Verne, La Verne, CA, USA

For millennia the history of Eurasia was shaped by war and trade with medieval steppe nomads. Little is known about these nomads. Written records are sparse and incomplete. The complexity and heterogeneity of nomadic ethnicities was often a source of confusion for their contemporaries from other civilizations. The Khazar Khaganate was a particularly important and stable polity that controlled the trade artery around the Black and Caspian seas in the Early Middle Ages. Unlike many other steppe nomad societies, which typically collapsed decades after conquering a new area, the Khaganate had a remarkable history spanning several hundred years. The genetic identity of the Khazar rulers has been debated for centuries, and one hypothesis posits that they were progenitors of the present-day Ashkenazi Jews. Recent genetic studies ultimately came to opposing conclusions about the relationship between the Khazars and the Ashkenazim, based on which present-day population was chosen as the Khazar’s proxy. Here, for the first time, we use whole genome NGS data from reliably identified burial sites of Khazar noblemen to find the answer to this puzzle.

Популяционная история средневековых кочевников России

На протяжении тысячелетий история Евразии формировалась войной и торговлей со средневековыми степными кочевниками. Мало что известно об этих кочевниках. Письменные источники скудны и неполны. Сложность и неоднородность кочевых этнических групп часто приводили их современников из других цивилизаций в замешательство. Хазарский каганат был особенно важным и стабильным государством, контролировавшим торговую артерию вокруг Черного и Каспийского морей в раннем Средневековье. В отличие от многих других степных кочевых обществ, которые, как правило, распадались спустя десятилетия после завоевания новой территории, у каганата была замечательная история, охватывающая несколько сотен лет. Генетическая идентичность хазарских правителей обсуждалась веками, и одна гипотеза утверждает, что они были прародителями современных евреев-ашкеназов. Недавние генетические исследования в конечном счете пришли к противоположным выводам о взаимоотношениях между хазарами и ашкеназами,  в зависимости от того какая из современных популяций выбиралась в качестве прокси для хазар. Здесь мы впервые используем данные цельного генома NGS из достоверно идентифицированных захоронений хазарской знати, чтобы найти ответ на эту загадку.


Volkov Vladimir

Genetic study of the Rurik Dynasty

Volkov V.G., Seslavin A.N.
Tomsk State Pedagogical University, Tomsk, Russia

The Rurikids are one of the oldest dynasties of Europe and presently living descendants of Rurik can be found in various locations across the globe. In 2006 and initiated by a group of historians and genetic genealogists the “Rurikid Genome” project was started with candidates being sellected (based on their documented genealogy as being descendants of Rurik) to undergo DNA testing. From 2006 until 2017 over 40 DNA samples were obtained from living members of the Rurikid Dynasty and processed, the results grouped the participants into 3 haplogroups (N1c1, R1a1, and I2a1). The group that had the highest frequency and was also the most interrelated was the group belonging to subclade N-Y4339 (40%) represented by the following genealogical lines (Massalsky, Puzyna, Lobanov-Rostovsky, Khilkov, Gagarins, Putyatin, Rzhevsky, Tatishchev, Kropotkin, and Shakhovsky).
The DNA samples of these genealogical lines of Rurikid underwent extensive sequencing of the Y chromosome (BigY test) in the laboratories of Family Tree DNA in Houston (USA), and the eventual results establishing the degree of paternal kinship.
Within the haplogroup N-Y4339 there is a common SNP shared by all the Rurikid group, that being Y10931 and while the presences of certain SNP’s convincingly show that at the Rurikid group N-Y10931 is divided into three branches. One is determined by SNPs VL15, VL16, VL17 and VL18 (princes Massalsky and Puzyna), the second - VL11 (princes Lobanov-Rostovsky, Gagarin and Putiatin) and the third - VL12 (princes Kropotkin and Shakhovski, Rzhevsky and Tatishchev).
The extensively sequenced data clearly shows an extremely accurate correlation between the distribution of distinctive mutations within the different groups of Rurik’s descendants and the traditional documented pedigree of Rurikid. It testifies that the documentary genealogy of Rurikid as a whole truly reflects the real interreleted genetic structure of the participants within the study.
A separate issue for consideration is the genetic origin of the whole group of Rurikid N-Y10931, i.e. connection to a common ancestor of this group with certain geographic regions. The genetic lineage of N-Y10931 is derived from the subclade N-Y4339, and distrubition of this subclade is primarily found in Sweden (52%) followed by Finland (14%) Russia (10%), Britain (10%) with a smaller frequency in Norway (5%) and Ukraine (5%).
The phylogenetic tree convincingly shows that the origin of the lineage N-Y4339 is in the territory of Sweden, and that the closest to Rurikid are the representatives of the lineage N-Y85136, whose ancestors lived in the Uppsala region of Sweden.
In general, the genetic data indicates that the most likely region of residence of the closest paternal ancestors of Rurik to be in the territory of Sweden.
Thus, the genetic data fully confirms the historical accounts of the early Russian chronicles about the Scandinavian origin of Rurik.

Перевод не привожу, так как есть соответствующие темы на форуме: http://forum.molgen.org/index.php/topic,93.0.html http://forum.molgen.org/index.php?topic=4931.0

Оффлайн Scirwudu

  • Сообщений: 179
  • Страна: ru
  • Рейтинг +86/-1
Не уверен, что раздел выбрано правильно. Тем не менее,  может быть кому-нибудь будет интересно.

Только сегодня узнал, что в понедельник и вторник в Москве пройдет конференция мирового уровня "Столетие популяционной генетики человека".

Программа конференции здесь:

http://centenary-popgene.com/ru?fbclid=IwAR2z_9_f_toVhJ-cHzAQTF3bX8oS24UDubzBW4JQ7pT4We5dfi0NZwg_B_g

Оффлайн Scirwudu

  • Сообщений: 179
  • Страна: ru
  • Рейтинг +86/-1
Сегодня иду по институту, навстречу две стройные женщины-антропологи  несут большую картонную коробку. Начинаю им помогать и в шутку спрашиваю: "Это кости? Случайно не из Телль Хазны?" (название сирийского телля, где мы работали). А они говорят: "Нет, это из Кремля". "Что, Рюриковичи?" — спрашиваю я. Они говорят: "Да, женские останки".

Оффлайн Tambio

  • Сообщений: 290
  • Страна: ru
  • Рейтинг +57/-0
  • Y-ДНК: R-L1280
Мы показываем высокое сходство образцов Пскова с соседним населением Эстонии. Мы оценили финно-угорскую составляющую в русских популяциях и видим, что северо-восточные русские кажутся ближе к уральской и угорской группам, в то время как северо-западные русские демонстрируют большее сходство с западными финно-угорскими популяциями.
Вот удивили-то! Кто бы догадался, что финно-угорская составляющая была из уральской/угорской групп и когда-то перешла на индоевропейский славянский/русский язык, став русскими людьми!  ;D

Онлайн Arthwr

  • Сообщений: 895
  • Страна: ua
  • Рейтинг +366/-5
    • r1b-pf7562.blogspot.com
  • Y-ДНК: R1b-PF7563
Ancient DNA reveals a multistep spread of the first herders into sub-Saharan Africa

https://science.sciencemag.org/content/early/2019/05/29/science.aaw6275

Abstract
How food production first entered eastern Africa ~5000 years ago and the extent to which people moved with livestock is unclear. We present genome-wide data from 41 individuals associated with Later Stone Age, Pastoral Neolithic (PN), and Iron Age contexts in what are now Kenya and Tanzania to examine the genetic impacts of the spreads of herding and farming. Our results support a multi-phase model in which admixture between northeastern African-related peoples and eastern African foragers formed multiple pastoralist groups, including a genetically homogeneous PN cluster. Additional admixture with northeastern and western African-related groups occurred by the Iron Age. These findings support several movements of food producers, while rejecting models of minimal admixture with foragers and of genetic differentiation between makers of distinct PN artifacts.

http://sci-hub.tw/https://doi.org/10.1126/science.aaw6275

https://science.sciencemag.org/content/suppl/2019/05/29/science.aaw6275.DC1

Много образцов с гаплогруппой E и несколько с A.

Оффлайн Deus

  • Сообщений: 142
  • Страна: ua
  • Рейтинг +11/-6
Там у британских бикеров вроде бы нашли северо африкансую примесь :o,неужели пикты(по одной из версий пришли из северной африки) http://eprints.hud.ac.uk/id/eprint/34890/

Оффлайн rozenblatt

  • Сообщений: 1089
  • Страна: kg
  • Рейтинг +1147/-0
  • Y-ДНК: C-F5481
  • мтДНК: M8a
Re: Результаты исследований дДНК (обсуждение)
« Ответ #1904 : 01 Июнь 2019, 06:04:14 »
https://www.jstage.jst.go.jp/article/ase/advpub/0/advpub_190415/_article/-char/en

Late Jomon male and female genome sequences from the Funadomari site in Hokkaido, Japan

HIDEAKI KANZAWA-KIRIYAMA, TIMOTHY A. JINAM, YOSUKE KAWAI, TAKEHIRO SATO, KAZUYOSHI HOSOMICHI, ATSUSHI TAJIMA, NOBORU ADACHI, HIROFUMI MATSUMURA, KIRILL KRYUKOV, NARUYA SAITOU, KEN-ICHI SHINODA

JOURNALS FREE ACCESS Advance online publication

Article ID: 190415
DOI https://doi.org/10.1537/ase.190415

Abstract

The Funadomari Jomon people were hunter-gatherers living on Rebun Island, Hokkaido, Japan c. 3500–3800 years ago. In this study, we determined the high-depth and low-depth nuclear genome sequences from a Funadomari Jomon female (F23) and male (F5), respectively. We genotyped the nuclear DNA of F23 and determined the human leukocyte antigen (HLA) class-I genotypes and the phenotypic traits. Moreover, a pathogenic mutation in the CPT1A gene was identified in both F23 and F5. The mutation provides metabolic advantages for consumption of a high-fat diet, and its allele frequency is more than 70% in Arctic populations, but is absent elsewhere. This variant may be related to the lifestyle of the Funadomari Jomon people, who fished and hunted land and marine animals. We observed high homozygosity by descent (HBD) in F23, but HBD tracts longer than 10 cM were very limited, suggesting that the population size of Northern Jomon populations were small. Our analysis suggested that population size of the Jomon people started to decrease c. 50000 years ago. The phylogenetic relationship among F23, modern/ancient Eurasians, and Native Americans showed a deep divergence of F23 in East Eurasia, probably before the split of the ancestor of Native Americans from East Eurasians, but after the split of 40000-year-old Tianyuan, indicating that the Northern Jomon people were genetically isolated from continental East Eurasians for a long period. Intriguingly, we found that modern Japanese as well as Ulchi, Korean, aboriginal Taiwanese, and Philippine populations were genetically closer to F23 than to Han Chinese. Moreover, the Y chromosome of F5 belonged to haplogroup D1b2b, which is rare in modern Japanese populations. These findings provided insights into the history and reconstructions of the ancient human population structures in East Eurasia, and the F23 genome data can be considered as the Jomon Reference Genome for future studies.

Люди культуры Фунадомари Дзёмон были охотниками-собирателями, жившими на острове Ребун, Хоккайдо, Япония примерно 3500–3800 лет назад. В этом исследовании мы определили последовательности ядерных геномов высокого и низкого покрытия дзёмонки (F23) и дзёмонца (F5) соответственно. Мы генотипировали ядерную ДНК F23 и определили генотипы человеческого лейкоцитарного антигена (HLA) класса I и фенотипические признаки. Более того, патогенная мутация в гене CPT1A была идентифицирована как в F23, так и в F5. Мутация обеспечивает метаболические преимущества при употреблении пищи с высоким содержанием жиров, а частота ее аллелей составляет более 70% в арктических популяциях, но отсутствует в других местах. Этот вариант может быть связан с образом жизни дзёмонцев, которые ловили рыбу и охотились на наземных и морских животных. Мы наблюдали высокую гомозиготность по происхождению (HBD) в F23, но участки HBD длиннее 10 сМ были очень ограниченными, что позволяет предположить, что численность популяции северных дзёмонцев была небольшой. Наш анализ показал, что численность дзёмонцев начала уменьшаться примерно 50000 лет назад. Филогенетические связи между F23, современными / древними евразийцами и коренными американцами показали давнее отделение F23 в Восточной Евразии, вероятно, до отделения предков коренных американцев от восточных евразийцев, но после отделения 40000-летнего человека из Тяньюаня, что указывает на то, что северные дзёмонцы были генетически изолированы от континентальных восточных евразийцев в течение длительного периода. Интересно, что мы обнаружили, что современные японцы, а также ульчи, корейцы, коренные жители Тайваня и филиппинцы генетически ближе к F23, чем к ханьцам(китайцам). Более того, Y-хромосома F5 принадлежала гаплогруппе D1b2b, которая редко встречается в современной японской популяции. Эти данные позволили получить представление об истории и реконструкции древних человеческих популяционных структур в Восточной Евразии, и данные генома F23 можно рассматривать как эталонный геном дзёмонцев для будущих исследований.

FASTQ: ftp://ftp.ddbj.nig.ac.jp/ddbj_database/dra/fastq/DRA008/DRA008031/

мтДНК у обоих N9b1, Y-ДНК у F5 - D1b2b

 

© 2007 Молекулярная Генеалогия (МолГен)

Внимание! Все сообщения отражают только мнения их авторов.
Все права на материалы принадлежат их авторам (владельцам) и сетевым изданиям, с которых они взяты.


Rambler's Top100