Дискуссии на тему ДНК-генеалогии > Гаплогруппа N1-VL29

Нёвры - Балты гаплогруппы N1c-L1025

Страницы: (1/145) > >>

mouglley:

Просматривая имеющиеся в наличии гаплотипы N1c1 с 67-ю маркерами, можно вполне уже выделить ветку балтов - тех, кто ведёт свой род из племён племён пруссов, литовцев, латтов.

Это - 111 гаплотипов из имеющихся в наличии 664 гаплотипов N1.
Ветка чистая и выверенная - инородных влияний нет. Все потомки ведут свой род с территории от Гданьска (Данцига) а западе до нынешних Балтийских стран на востоке.

Их (точнее наш) общий предок жил по расчетам Мурки 2 575+-75 лет назад.

500-650 год до н.э.

С учетом того, что похожие гаплотипы у людей, ведущих своё происхождение из других мест не имеются, я делаю заключение, что где-то в эти сроки один из родов Comb Ceramic Culture вошёл в одно из племён Corded Ware culture, причём в соотношении 50/50.

Превью:

Файл (1.5 Мб):
http://www.sendspace.com/file/pmj0c5
На данный момент, этот род составляет из всех N1c1*, проживающих в данных государствах:
Россия - 10/31 7,69% - 8 230 000 человек;
Украина - 5/9 - 2 380 000 человек;
Германия - 100,00% - 1 285 000 человек;
Литва - 100,00% - 1 125 000 человек;
Латвия 5/6 595 000 человек;
Белоруссия - 4/5 100,00% - 560 000 человек;
Польша - 9/14 33,33% - 130 000 человек;

Гаплотип предка в формате FTDNA:
14    23    15    11    11    13    11    12    10    14    14    30    17    9    9    11    12    25    14    19    28    14    14    15    15     11    11    18    20    14    15    16    19    36    36    14    10    11    8    15    17    8    8    10    8    11    10    12    21    22    14    10    12    12    17    7    13    20    21    16    12    11    10    11    11    12    11


И поныне потомки этого рода, некогда перешедшие на балтийский язык составляют большую часть их N1c1*, ведущих свой род их балтийских племён.

mouglley:


--- Цитата: grzechuk ---2600 лет тому развивалась культура курганов зацходниобалтийскицх.

http://pl.wikipedia.org/wiki/Kultura_kurha...a%C5%82tyjskich

На сожаление, имели они обыкновение курения своих змарлицх. Трудно следовательно будет сравнить ДНК умерших представителей этой культуры со вспуцзесние, которые живут.
--- Конец цитаты ---


mouglley:

Наши предки могли к этому времени и не добраться ещё с Волги в Прибалтику.
Не забывайте, что на балтийских языках в то время ещё говорили на всей территории Corded Ware culture, то есть на трети территории Европы - от Дании до Южного Урала.
В какое племя влились наши предки?
Наверное, в какое-нибудь восточное.

Нам надо ждать гаплотипы с территории Центральной России.
Следы балтов там в гидронимах по-всюду, от Москвы о западнее.

Так, что наши с Вами предки Москвы не миновали.  :)

mouglley:

Приведу небольшие выдержки из книги Марии Гимбутас "Балты" (на импортном):
Начнём с Геродота:


--- Цитировать ---The most ancient name for the Baits, or more probably for eastern Baits, was Herodotus’ Neuri. Since the prevalent opinion is that the Neuri were Slavs, I shall come back to Neuri in discussing the eastern Baits in Herodotus’ time.
--- Конец цитаты ---


--- Цитировать ---Самым древним обозначением балтов, или скорее всего западных балтов, было упоминание о них Геродота как о неврах. Поскольку распространена точка зрения, что неврами называли славян, я вернусь к этому вопросу, обсуждая проблему западных балтов во времена Геродота.
--- Конец цитаты ---

А теперь и про самих балтов:

--- Цитировать ---Since the second century A.D., names for separate Prussian tribes appear: Ptolemy (c. A.D. 100-78) knew “Soudinoi” and “Galindai,” Sudovians and Galindians, which shows that Prussian tribes had their own individual names from a very early period. Many centuries later, Sudovians and Galindians continued to be designated by these same names in the list of Prussian tribes. In 1326, Dusburg, the annalist of the Teutonic Order, mentioned ten Prussian tribes, including the Sudovians (“Sudowite”) and the Galindians (“Galindite”). The others were: “Pomesani,” “Pogesani,” “Varmienses,” “Nattangi,” “Sambite,” “Nadrowite,” “Barthi,” and “Scalowite.” These names were in Latin form. In present Lithuanian the names of the Prussian provinces are: Pamed?, Pagud?, Varm?, Notanga, Semba, Nadruva, Barta, Skalva, S?duva, and Galinda. There were two more provinces south of Pagud? and Galinda, namely Lubava and Sasna, known from other historic records. Sudovians, the largest Prussian tribe, were also called Jatvingians (Jotvingai; Jatwiagi of the Slavic sources).
A general name for the Prussians, that is, the western Balts, comes to light in the ninth century A.D.; this is Bruzi, first recorded by a Bavarian geographer some time after 845. It is believed that before the ninth century “Prussian” was probably the name of one of the western Prussian tribes and was only gradually transferred to other tribes, like the tribal name “Allemagne” for Germany. Around 965 an Arab trader from Spain, Ibr?h?m-ibn-Jak?b, who came to the Baltic Sea, spoke of Prussians (Br?s or Bur?s) as having their separate language and being very courageous in wars against the Vikings (“Rus’”). The Curonians, a tribe on the Baltic Sea in the territory of present Lithuania and Latvia, are referred to as Cori or Chori in the Scandinavian sagas, which mention the wars between the Vikings and Curonia (Kurland) starting in the seventh century A.D. The land of the Semigallians in what is now central Latvia and northern Lithuania is likewise known from the Scandinavian records in connection with the Danish Viking onslaught against “Semigalia” in 870. Names for other tribes appear considerably later. Those of the Lithuanians and Lettigallians (Letts), living in what is now eastern Lithuania, eastern Latvia and Byelo-Russia, come into the written records only in the eleventh century.

Fig. 1. Baltic tribes and provinces c. A.D. 1200

The Baltic tribes enter into the pages of history one by one between the first centuries of the Christian era and the eleventh century. The earliest historical records are so scarce that the entire first millennium for the Balts is still in a protohistoric stage. Without the archaeological monuments, the way of life and the limits of distribution of these people could not be reconstructed. The tribal names appearing in the early historical records help the identification of archaeologically known cultures, but only in a few cases do these records illuminate the occupation, social structure, customs, appearance, religion, and character of the people.
From Tacitus in the first century, we learn that the Aisti were the only people collecting amber and that they cultivated crops with a patience rarely found among the lazy Germans. In religion and appearance they resembled the Suebi (the Germanic people) but had a different language, more like that of the Bretons (Celtic people). They worshipped the mother goddess and wore boar masks which protected them, and ensured the safety of the worshipper even among his enemies.1 About 880-90, King Alfred’s voyager Wulfstan, who came by sailing boat from Haithabu in Schleswig through the Baltic Sea to the lower Vistula area, the River Elbing and Frisches Haff, described the land of the Aisti (which he called “Eastland,” “Estum”) as very large and containing many towns, each with its own king. They fought many contests among themselves. The king and the richest men drank mare’s milk, the poor and the slaves mead. There was no ale brewed among them for there was enough mead.2 Wulfstan then gives a long description of burial rites and the preservation of the dead by freezing, to which I shall return in the section on religion.

--- Конец цитаты ---

--- Цитировать ---Начиная со II века до н. э. появились отдельные названия прусских племен. Птолемею (около 100—178 н. э.) были известны судины и галинды, судовяне и галин-дяне, что свидетельствует о давности этих наименований. Спустя много столетий судовяне и галиндяне продолжали упоминаться в перечне прусских племен под этими же названиями. В 1326 году Дунисбург, историограф Тевтонского ордена, пишет о десяти прусских племенах, включая судовитов (судовян) и галиндитов (галиндян). Среди других упоминаются помесяне, пого-сяне, вармийцы, нотанги, зембы, надровы, барты и ска-ловиты (названия племен давались по латыни). В современном литовском сохранились названия прусских провинций: Памеде, Пагуде, Варме, Нотанга, Семба, Надрува, Барта, Скальва, Судова и Галинда. Существовали еще две провинции, расположенные к югу от Пагуде и Галинды, называемые Любава и Сасна, известные из других исторических источников. Судовяне, самое большое прусское племя, также называлось ят-винги (йовингай, в славянских источниках ятвяги).
Общее наименование пруссов, то есть восточных балтов, появилось в IX в. до н. э. — это «брутци», впервые увековеченные баварским географом практически точно после 845 г. Полагали, что до IX в. пруссаками называли одно из восточных племен, и только со временем так стали называть другие племена, как, скажем, германцев «немцами».
Примерно в 945 г. арабский торговец из Испании по имени Ибрахим ибн Якуб, пришедший к балтийским берегам, отмечал, что пруссы имеют собственный язык и отличаются храбрым поведением в войнах против викингов (русов). Курши, племя, заселившее берега Балтийского моря, на территории современных Литвы и Латвии, в скандинавских сагах именуются кори или хори. Гам же упоминаются войны между викингами и курша-ми, происходившие в VII в. до н. э.
Земли земгалов — сегодня центральная часть Латвии и Северная Литва — известны из скандинавских источников в связи с нападениями датских викингов на земгалов в 870 году. Обозначения других племен возникли гораздо позже. Название латгалов, живших на территории современных Восточной Литвы, Восточной Латвии и Белоруссии, появилось в письменных источниках только в XI веке.
Между I столетием новой эры и XI веком одно за другим на страницах истории появляются названия балтийских племен. В первое тысячелетие балты переживали праисторическую стадию развития, поэтому самые ранние описания очень скудны, и без археологических данных нельзя составить представление ни о границах проживания, ни об образе жизни балтов. Возникающие в ранний исторический период названия позволяют идентифицировать их культуру по археологическим раскопкам. И только в некоторых случаях описания позволяют сделать выводы о социальной структуре, роде занятий, обычаях, внешности, религии и особенностях поведения балтов.
Из Тацита (I век) нам становится известно, что эсты были единственным племенем, собиравшим янтарь, и что они разводили растения с терпением, не отличавшим ленивых немцев. По характеру религиозных обрядов и внешнему виду они напоминали суэдов (германцев), но язык больше походил на бретонский (кельтской группы). Они поклонялись богине-матери (земле) и надевали маски кабанов, которые защищали их и наводили трепет на врагов.
Примерно в 880—890 годах путешественник Вульф-стан, проплывший на лодке из Хайтхабу, Шлезвиг, по Балтийскому морю к низовьям Вислы, к реке Эльбе и заливу Фришес-Хаф, описал огромную землю Эстландию, в которой было множество поселений, каждое из которых возглавлял вождь, и они часто воевали между собой.
Вождь и богатые члены общества пили кумыс (кобылье молоко), бедные и рабы— мед. Пива не варили, потому что в избытке имелся мед. Вульфстан подробно описывает их погребальные обряды, обычай сохранять мертвых замораживанием. Подробно об этом говорится в разделе, посвященном религии.
--- Конец цитаты ---


mouglley:

Та же карта, нанесённая на современные границы.

Племена балтов на начало 13-го века жили на территориях современных Латвии, Литвы, северной Белоруссии.

Пруссы проживали на территории Кенигсбергии, что понятно.
Также на всей территории воеводств Польши: Warmi?sko-Mazurskie, Podlaskie, Kujawsko-Pomorskie.
Частично на территории воеводств: Pomorskie, Mazowieckie.

Страницы: (1/145) > >>

Перейти к полной версии