АвторТема: Якуты N1c1  (Прочитано 127836 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн sygyssab

  • Сообщений: 933
  • Страна: ru
  • Рейтинг +19/-2
Re: Якуты N1c1
« Ответ #1455 : 07 Август 2018, 15:09:23 »
 Вообще-то, если баргутские гаплотипы M-N2019 происходят из предбайкалья, то более близкая якутам ветвь DYS385=10,13 тоже должна происходить оттуда же.

 Конечно возможны всякие другие хитрокомбинированные варианты. Но наиболее простой вариант он завсегда наиболее вероятный.
« Последнее редактирование: 07 Август 2018, 20:00:40 от sygyssab »

Оффлайн sygyssab

  • Сообщений: 933
  • Страна: ru
  • Рейтинг +19/-2
Re: Якуты N1c1
« Ответ #1456 : 07 Август 2018, 20:01:58 »
Нашел данные о погребениях на боку в скорченном положении в районе Хубсугула:
 
Цитировать
Открытие в центре Евразии новой культуры эпохи развитой бронзы (мунх-хайрханская культура)
Резюме.
Статья посвящена открытию новой культуры бронзового века, которая в  XVIII– XIV  вв. до н.  э. охватывала огромную территорию в  центре Азии  — от Монгольского Алтая на западе до озера Хубсугул на востоке и  от Саян на севере до Хангая на юге. Первые памятники этой культуры были обнаружены А. А. Ковалёвым в Мунх-Хайрхан сомоне Ховд аймака Монголии. Погребальные сооружения этой культуры внешне представляют собой совершенно плоские каменные курганы, насыпь которых имеет круглую или квадратную форму и  сформирована из одного слоя камня. Погребения осуществлялись в небольших овальных земляных ямах, погребенные были уложены на левый бок в сильно скорченном положении, головой на северо-восток.

Цитировать
В 2004 году Д. Эрдэнэбаатаром был обнаружен и отнесен к мунх-хайрханской культуре погребально-ритуальный комплекс Галбагийн удзуур, находящийся на территории Арбулаг сомона Хубсугульского аймака. Раскопки, проведенные здесь нашей экспедицией в  2006 г., подтвердили это предположение. В ходе работ 2006 и  2014 г. на соседствующих землях Бурэнтогтох сомона были выявлены еще как минимум три мунх-хайрханских кургана. Погребально-ритуальный комплекс Галбагийн удзуур 1 располагался на южном склоне (уклон 30  %) небольшой сопки, открытом на широкую долину, спускающуюся к  реке Дэлгэр-Мурэн (рис. 6). Видимость комплекса с  юга составляет не менее 10 км. В комплекс входили два погребальных кургана и три ритуальных сооружения. Основное сооружение — курган Галбагийн удзуур 1/1 — представляло собой дисковидную насыпь диаметром 30 м, сложенную в один слой. Прослеживается крепида из более крупного камня (рис. 7). Насыпь представляет собой мозаику, выложенную из розового гранита и  черного сланца. На полевых чертежах зафиксирована информация обо  всех камнях кладки, в  представленном в  настоящей публикации рисунке отдельные черные камни, оказавшиеся на периферии «красной» стороны диска, не показаны (рис. 8). Южная периферия кладки выложена гранитом с  дополнением камней различных пород, которые, тем не менее, хорошо отделяются от черного массива. Несмотря на разрушения в связи с  ограблением погребения и  эрозией, контуры мозаики достаточно хорошо сохранились. В целом черный камень занимает западную половину диска, розовый — восточную. От основного черного массива в  восточную сторону протянулось четыре вихреобразных выступа длиной до 10 м. Три из них, к северу от центра, направлены по часовой стрелке, четвертый (наиболее широкий), к югу от центра, — против часовой стрелки. Таким образом, могила оказывается охваченной северными и  южным «завихрениями», которые окружают ее наподобие лапы хищной птицы, «забирающей» погребенного в сторону захода солнца. Возможно, именно этот смысл вкладывали в изображение его создатели. Находящаяся в  центре сооружения могильная яма (рис. 5: 4) была обложена по краям крупными плитами, размерами в плане до 2 × 2 м. С западной, южной и  северной сторон плиты, несмотря на эрозию, в  основном сохранили свое первоначальное положение, плиты восточной стороны обкладки были завалены в яму после ограбления. Грабительский ход, впущенный в яму с востока, разрушил всю восточную часть ямы, однако по сохранившимся с запада частям стенок можно заключить, что яма имела традиционную подовальную форму и характерные небольшие размеры — около 1,3 м в ширину, около 1,5 м в  глубину, ориентирована длинной осью по линии юго-запад  — северо-восток. В западной части яма сохранила и  первоначальное заполнение крупными каменными блоками. На дне ямы обнаружены в сочленениях кости голеней взрослого человека, которые, видимо, были перемещены со своего первоначального положения до полного разложения трупа. К юго-востоку от вышеописанного сооружения располагается курган 2, внешне представляющий квадратную выкладку в  один слой камня размерами в  плане 6 × 6 м (рис. 6). Насыпь, как и  в кургане 1, выложена из черного и  красного камня, причем черный камень также занимает западую половину «мозаики». В северной части насыпи находится могильная яма подовальной формы, шириной 1,3 м, длиной около 1,8 м (восточная часть разрушена грабителями), глубиной около 0,6 м, ориентированная длинной осью по линии югозапад — северо-восток. Заполнение ямы не сохранилось. Вплотную к стенкам ямы с  западной и  северо-западной сторон на левом боку скорченно головой на северо-восток было уложено тело погребенного. In situ сохранились кости ног, таза, позвоночника, правой руки и  левого предплечья. Стопы подведены к тазу, правая рука вдоль правого бока протянута к паху, левая согнута в локтевом суставе, кисть ее уложена на правое предплечье. Около левого колена погребенного были обнаружены бронзовый нож и шило
http://www.archeo.ru/izdaniya-1/rossiiskii-arheologicheskii-ezhegodnik/vypuski-ezhegodnika/pdf/18RAE4Kovalev_Erdenebaatar.pdf

Оффлайн sygyssab

  • Сообщений: 933
  • Страна: ru
  • Рейтинг +19/-2
Re: Якуты N1c1
« Ответ #1457 : 07 Август 2018, 20:03:36 »
 Как видим погребения на боку в скорченном положении в районе озера Хубсугул существовали. Причем существовали они там в начале второго тысячелетия до н. э., т. е. даже намного раньше времени существования скифов.
 К тому же, как выясняется, ритуал погребения на боку в скорченном положении впервые возник не в майкопской культуре, а гораздо раньше и намного южнее. И уже оттуда попал на север в майкопскую культуру. И не только в майкопскую. Через территорию нынешнего Ирана такой ритуал распространился в Среднюю Азию:
 
Цитировать
Халафская культура происходила из юго-западных районов Армянского нагорья и восточных районов Анатолии, а в 6 тыс. до н. э. распространилась по территории современных Сирии и Ирака[1].
Культура существовала в 5050—4300 гг. до н. э. (по старой некалиброванной хронологии) или в 5600—4500 гг. до н. э. (по новой калиброванной хронологии).
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A5%D0%B0%D0%BB%D0%B0%D1%84%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0

Цитировать
Насколько известно, самое раннее в мире катакомбное захоронение было найдено при раскопках неолитического поселения Ярымтепе II в Северо-Западном Ираке (халафская культура). Здесь были открыто 15 захоронений трех различных типов: трупосожжение, погребения отдельных черепов и трупоположения в катакомбах, коллективные и индивидуальные, в скорченном положении на боку, головой на юго-запад, юговосток и на северо-запад 56. На соседнем холме Ярымтепе I найден специальный халафский некрополь, вынесенный за пределы поселка, в котором были только скорченные трупоположения на боку, обычно головой на юго-восток. Во всех установленных случаях захоронения совершались 56 В одном погребении лежала миниатюрная сероглиняная чашечка (Мерперт, Мунчаев, 1982, с. 30). 101 в катакомбах. Н. Я. Мерперт и Р. М. Мунчаев предполагают происхождение катакомбного типа погребального устройства от традиционной для халафской культуры круглой формы жилища, с округлым перекрытием и входным дромосом (Мерперт, Мунчаев, 1982). В энеолите и эпоху бронзы погребальные сооружения катакомбного типа распространяются по всей Евразии: в Причерноморье, странах Западного и Восточного Средиземноморья, проникают в Месопотамию и даже Сибирь. Подобный разброс находит единственно возможное объяснение — эпицентр этого уникального явления находился в центре Евразии, но не в северной степной зоне, а в южной прикаспийской, что подтверждается исследованиями халафского могильника и памятников Юго-Восточного Прикаспия. Вероятно, этим также объясняется отсутствие промежуточных звеньев между восточными памятниками катакомбной культурной общности и окуневской культурой, и тот факт, что западная группа памятников катакомбной культуры существенно моложе восточных (Черных, Орловская, 2004, с. 22).
http://www.bulgari-istoria-2010.com/booksRu/L_Sverchkov_Tocharians.pdf

Оффлайн sygyssab

  • Сообщений: 933
  • Страна: ru
  • Рейтинг +19/-2
Re: Якуты N1c1
« Ответ #1458 : 07 Август 2018, 20:05:05 »
 Так что в Монголию такой ритуал мог попасть и из Средней Азии, не обязательно с причерноморья.
 Кстати, в афанасьевской культуре (т. е. в третьем тысячелетии до н. э.) некоторые  захоронения тоже произведены на боку в скорченном положении:

Цитировать
Афанасьевская культура
Археологическая культура раннебронзового века (второй половины III – первой половины II тыс. до н. э.) выделенная С. А. Теплоуховым в 1927 г. и названная по Афанасьевской горе в Хакассии, где был ранее исследован ее первый могильник. Калиброванная радиоуглеродная хронология (дат получено много) простирается большей частью на века 32 – 25 до н. э., но есть даты, уходящие в 39 век для погребений и к рубежу 5 тыс. для поселений. Ареал ее охватывает верховья Енисея и его верхних притоков в Южной Сибири – Минусинско-Хакасскую котловину и Алтай, а также заходит в Восточный Казахстан, Западную Монголию и Синьцзян.
 
Это первая, но не последняя культура европеоидов в Южной Сибири и Синьцзяне. Она сменила здесь монголоидное неолитическое население.
Представлена главным образом могильниками, поселений обнаружено очень мало. Могильники небольшие, погребения в ямах, перекрытых сверху каменными вымостками и плоской незначительной насыпью. Вокруг могилы – кольцо из рваного камня или круглая ограда из вертикально поставленных каменных плит, а в центре сооружение из земли и камней. К ограде бывают пристроены небольшие оградки для детей. Могилы ориентированы по линии запад-восток, покойники лежат на спине с согнутыми ногами или на правом боку и посыпаны охрой.
http://xn--c1acc6aafa1c.xn--p1ai/?page_id=3362
« Последнее редактирование: 07 Август 2018, 22:16:42 от sygyssab »

Оффлайн sygyssab

  • Сообщений: 933
  • Страна: ru
  • Рейтинг +19/-2
Re: Якуты N1c1
« Ответ #1459 : 07 Август 2018, 20:06:44 »
 Все это наводит на мысли от том, что западные кочевники, с которыми контактировали наши предки, могли быть и не ираноязычными. Как минимум в регионе фиксируется присутствие тохарских языков:
Цитировать
По-видимому, второй индоевропейской группой, с которой контактировали уральцы в достаточно древний период, были прототохары[22]. Проблема выделения тохарских заимствований в уральских языках затрагивалась уже в работах А. Йоки и К. Редеи — в связи с возможностью тохарского объяснения происхождения уральских слов «имя» [R?dei 1986:40—43; Joki 1973:291], «металл» [Joki 1973:340; R?dei 1986:24, 42; UEW:560—561] (см. выше) и «соль» [R?dei 1986:58; Joki 1973:316; UEW:750] (см. ниже). Ю. Янхунен высказал мнение о наличии тохарских заимствований в прасамодийском [Janhunen 1983], оно было развито и дополнено Е. А. Хелимским [Хелимский 1985a]. В индоевропеистике в связи с существующей версией объяснения особенностей фонетического строя тохарских языков как следов уральского субстрата в тохарском [Lane 1970:79—82] также предпринимались попытки найти лексические свидетельства тохарско-уральских контактов, как правило — не слишком удачные (см., напр.: [Van Windekens 1962]; более интересна работа [Naert 1964]). Мне уже приходилось писать о тохарских заимствованиях в уральских языках и возможностях их историко-культурной интерпретации [Напольских 1989; 1994; Napolskikh 1995], но, поскольку эта работа далека от завершения, имеет смысл дать здесь в самом сжатом (без развёрнутой аргументации) виде список тохарских заимствований в уральских языках, которые представляются мне на сегодня относительно надёжными (в случае наличия этимологических альтернатив они обозначены цифрами в порядке убывания надёжности; в дальнейшем следует ожидать расширения списка — ср. более ранний вариант его в [Напольских 1994]):
— мар. je? «мужчина, человек» < 1) тю.: др.-тю. ja?aluk «мужчина», чув. ?i?n «человек, мужчина»; 2) тох.: A o?k«человек, мужчина», B e?kwe «тж» (< ПИЕ *n?k?u?o?s «смертный» [Van Windekens 1976:337]). Марийское слово не может быть чувашским заимствованием (нормально чув. ? > мар. s). Тюркское слово может быть заимствованием из тохарского;
— ф.?перм. *kert? «iron» / морд. (Э) ke?et?, (М) ke??t? «лемех плуга» / мар. ker?e «сабля, меч» < и.?е.: 1) ир.: ав. kar?ti «нож» и др.; 2) ? тох.: B kertte «меч» (если тохарское слово — не иранское заимствование, a < и.?е. *(s)qo/er?«резать» [Van Windekens 1976:215]). Упомянуто в [Joki 1973:273]. Тохарский корень AB k?r?t? «резать» возможно был также заимствован в тю.: ПТю *kert? «резать» [R?na-Tas 1986:73];
— ППерм *k?jan / *ku?jan «волк» < и.?е. («centum»): тох.: AB ku «собака» (< и.?е. *k?u?on). Тохарское слово было, вероятно, заимствовано также в древнекитайский (или в сино-тибетский): др.-кит. *khwen «собака» [Pulleyblank 1966:11];
— ПУг *luw «лошадь» < тох.: A lu, B luwo «зверь, животное» (? < и.?е. *l(?)u?? «добыча» [Van Windekens 1976:267—268]). Тохарское слово, возможно, было также заимствовано в монгольский и / или тюркский: мо., др.-тю. ula???«возить на лошади» [Sinor 1967; 1988:737];
— прасеверносамодийское *m??k??? «нуждаться» < тох.: AB m??k? «уступать, терять, лишиться чего-либо», A ma?k, B me?ki «лишение, потеря, недостаток, долг» (? < и.?е. *me/onq? [Van Windekens 1976:289]). Сравнение предложено в [Хелимский 1985a:293];
— ПФУ *met(e) «мёд» < и.?е.: 1) тох.: B mit «мёд»; 2) индо-ир.: др.-инд. madhu? «сладкий напиток, вино, медовуха, мёд», ав. ma?u? «вино, мёд» и т. д.; 3) балто-славянское: др.-ц.-сл. med? «мёд», лит. medus «тж». Упомянуто в [Joki 1973:283—284]. Тохарское слово, возможно, было также заимствовано в древнекитайский: др.-кит. *myit «мёд» [Pulleyblank 1966:10];
— ПУг *S?pt (где *S = *s / *? / *? / (?) *?) «семь» < и.?е.: 1) тох.: A ?p?t «семь»; 2) ? (индо?)ир.: др.-инд. sapt??«семь» и т. д. Упомянуто в [Joki 1973:313; UEW:844], подробно см. [Napolskikh 1995];
— ПСам *sej(k)tw?? (< ? *sejptw??) «семь» < и.?е.: 1) тох.: A ?p?t «семь», B ?ukt «семь» (если < *seu?ku?t? < *sept?). Предложено в [Janhunen 1983:119—120], подробно см. [Napolskikh 1995];
— ф.?перм. *s?l? «соль» < и.?е.: 1) балто-славянское *sol? «соль»; 2) тох.: A s?le «соль»; 3) индо-ир. (если этот корень действительно был в арийских языках, что сомнительно): др.-инд. salil?? «море» (? *«солёное»). Упомянуто в [Joki 1973:316; UEW:750];
— ПУ *war?? «ворона» [UEW:559]. На самом деле, как и рассматриваемое ниже слово для металла, распадается (по суффиксации) на несколько гнёзд, не обязательно восходящих к прауральскому корню: ф.?волж. *var?? «ворона»: ф. varis (ген. variksen), lp. (Н.) vuorr???s «ворона» и т. д. (общесаамское *v?re??, *v?r??? «ворона» [Lehtiranta 1989:154]), морд. (Э) varaka, var?ej, var?ej, vark?ij, (M) var?i, var?i «ворона» ~ ПУг *war?? «ворона»: манс. (С) ?rin, (Лозь.) urin, хант. (Вах) ur?i?, (Дем.) w?r??j, (Обд.) w?r?a, венг. varj? «тж» ~ ПСам *w??r? «ворона»: нен. (Т.) b?r?e, (Л.) bar???, сельк. (Тым) ke?r?, (Таз, Кеть) kwe?r?, кам. bari?, мат. ber? «тж» [Janhunen 1977:170] < тох.: B wrau?a«raven» < *w?rnau?a < *warn? — сравни балто-славянское *u?arna (> лит. varna «ворона», др.-ц.-сл. vrana«ворона», vran? «ворон») < *u?r?n? < ПИЕ *u?er? «гореть, обгорать, становиться чёрным» [Van Windekens 1976:583; IEW:1166]. Уральское слово было оценено Ю. Янхуненом и К. Редеи как «ономатопоэтическое», что, впрочем, ничем не может быть подтверждено.
— ф.?волж. *wa?ke «латунь, медь, бронза» ~ ППерм и манс. *we? «цветной металл; украшение» ~ ПУг *waS (где *S = *? / *?) «металл, железо» ~ ПСам *wes? «металл, железо; украшение» < тох.: A w?s «золото», B yasa «тж» (< и.?е. *Hu?es? [Van Windekens 1976:563]). Упоминалось и обсуждалось в [Joki 1973:340; R?dei 1986:24, 42; UEW:560—561: Janhunen 1983:120]: подробнее о необходимости выделения четырёх этимологических гнёзд см. [Напольских 1989; 1994]. Тохарское (B) слово, возможно, было также заимствовано в тюркские языки: тю. *j?z«латунь, бронза» [R?na-Tas 1986:123—130].
Наличие сепаратных тохаризмов в отдельных уральских языках и, что гораздо более показательно — возможность выделения отдельных этимологических гнёзд (прасамодийское, праугорское, прапермское, финно-волжское) в тех из них, что имеют трансуральское распространение («металл», «ворона», особо — «семь»), наличие среди них слов для «мёда» (об относительно позднем времени его проникновения в финно-угорские языки см. выше, в разделе IV), «лошади» и «металла» позволяют предположительно сделать вывод о том, что прототохарско-уральские контакты имели место в относительно позднюю эпоху (после распада уральского и финно-угорского праязыков), но охватили при этом все (эндо?)уральские группы. Датировать их следует интерстадиалом между распадом финно-пермской общности (едва ли раньше середины II тыс. до н. э.) и распадом угорского праязыка (не позднее середины — второй половины I тыс. до н. э. — датировки см. в разделе III).
Практически единственным историческим явлением, могущим охватить все (эндо?)уральские группы в означенный период был сейминско-турбинский транскультурный феномен (по терминологии Е. Н. Черных и С. В. Кузьминых), распространившийся в XVI—XV веках до н. э. с юга Западной и Средней Сибири, с предгорьев Алтая и Саян на северо-запад, на Урал и оттуда — по лесной полосе Восточной Европы на запад по крайней мере до Оки и Нижегородского Поволжья (отдельные сейминско-турбинские изделия встречаются на территории Финляндии и Эстонии, Бородинский клад — в Молдавии). Археологически это отражено в появлении на территориях распространения разных лесных и лесостепных культур очерченной зоны чрезвычайно однотипных и по технологии изготовления стоящих на порядок выше местных изделий форм бронзовых орудий (кельты, ножи, наконечники копий, кинжалы), встречающихся преимущественно в могилах-кенотафах. За этим, по-видимому, стояло расселение по долинам больших рек небольших подвижных и очень активных (даже агрессивных) групп воинов-металлургов, хорошо знакомых с коневодством (см. выразительные изображения домашних лошадей на сейминско-турбинских изделиях) и принесших в лесную зону самую передовую для того времени технологию бронзолитейного производства и активно контактировавших с местными группами [Черных, Кузьминых 1989:266—277 и др.]. Благодаря сейминско-турбинскому феномену в лесной зоне Урала (в широком смысле: от Волго-Камья на западе до Средней Оби на востоке) складывается во второй половине II тыс. до н. э. уральский горно-металлургический очаг, влияние которого стало доминантой в развитии культур поздней бронзы и раннего железа Восточной Европы вплоть до Прибалтики и Фенноскандии [Черных 1970:119—120] (см., например, такие яркие явления, как распространение кельтов меларского типа из Среднего Поволжья в позднебронзовую эпоху и специфических ананьинских форм из Волго-Камского региона в эпоху раннего железа вплоть до территории современной Швеции [Кузьминых 1993]). Таким образом, сейминско-турбинские группы оказали сильнейшее влияние на культуру и историю лесных племён от Енисея до Балтики, которое не могло не найти отражение в языке.
По своему происхождению создатели сейминско-турбинского феномена не принадлежали к кругу лесных племён. Истоки их культуры и самих этих групп, поскольку в данном случае речь идёт именно о миграциях определённых коллективов носителей традиции, лежат в предгорьях Рудного Алтая, в районах верхнего течения Иртыша, Оби и Енисея в XVII веке до н. э.; одним из основных компонентов в их генезисе должны были быть обитавшие в предгорьях Алтая группы коневодов и металлургов [Черных, Кузьминых 1989:251—253, 269—270].
Появление коневодства и металлургии на юге Сибири связано с афанасьевской археологической культурой, оставленной европеоидным населением, близким по антропологическому типу и культуре создателям древнеямнойобщности (см. выше). Афанасьевская культура появляется на Алтае (видимо — в результате миграции с запада) в первой половине III тыс. до н. э., в середине III тыс. её памятники распространяются не только в верховьях Оби и Иртыша, но и на Енисее, в Минусинской котловине. Финал её на востоке (Енисей) связан с экспансией на её территорию с востока из Прибайкалья монголоидного населения — создателей окунёвской культуры, и датируется примерно XVIII веком до н. э., на западе финал афанасьевской культуры не ясен, но она безусловно доживает и на Алтае до XVIII века до н. э. [Вадецкая 1986; Семёнов 1993]. Таким образом, алтайские афанасьевцы и должны были стать тем местным компонентом, которому обязано сложение сейминско-турбинского коневодства и металлургии.
Особый вариант афанасьевской культуры складывается в Туве, где население, сохранявшее европеоидный (афанасьевский) антропологический тип, продолжало обитать и в окунёвское время, тогда как в степях юга Средней Сибири в это время уже господствуют варианты восточных антропологических типов. Афанасьевское население, видимо, продвинулось достаточно далеко на юго-восток: известны афанасьевские могильники в Монголии (у города Баян-Хонгор) и в Синьцзяне (оз. Лобнор, пос. Кэрмуджи Алтайского аймака [Семёнов 1993]. Таким образом, именно с проникновением афанасьевских и постафанасьевских групп в Монголию, Синьцзян и на северо-запад Китая, особенно — после вытеснения их на севере окунёвцами, можно связывать появление в этих регионах индоевропейцев-прототохаров, потомки которых, носители тохарских диалектов, как это блестяще показал Э. Паллейблэнк, жили в Ганьсу во II веке до н. э. [Pulleyblank 1966].
Итак, существуют основания связывать прототохаров с носителями афанасьевской культуры [Семёнов 1993], что, в свою очередь, укрепляет позиции высказанного выше предположения об участии прототохарских (в данном случае уже, конечно, паратохарского — см. примечание 22) компонента в составе создателей сейминско-турбинских памятников в лесной зоне Евразии.
https://history.wikireading.ru/389574
« Последнее редактирование: 07 Август 2018, 22:17:17 от sygyssab »

Оффлайн sygyssab

  • Сообщений: 933
  • Страна: ru
  • Рейтинг +19/-2
Re: Якуты N1c1
« Ответ #1460 : 07 Август 2018, 20:07:44 »
Ну и кроме тохарских не исключено существование в регионе других неизвестных языков:
 
Цитировать
Всем историкам Центральной Азии прекрасно известна острая поле-мика по поводу происхождения суффикса -šk- в именах кушанских пра-вителей Канишка, Хувишка и Васишка (см. Захаров, 2002). В. В. Иванов 
предлагал объяснить появление суффикса -šk- в Бактрии происхождени-ем из тохарского, но встретил резкое несогласие со стороны специалистов 
по иранскому языкознанию. По их мнению, иранские этимологии лучше 
подходят для перечисленных имен, хотя и не подтверждаются на матери-алах собственно бактрийского языка, в котором этот суффикс отсутству-ет (Иванов, 1992, с 19).
Недавно Ю. Йошида вновь привлек внимание к вопросу о городе Чжао’у, 
который считается родиной больших юечжи, и «владетельном доме 
Чжао’у», откуда, согласно китайским хроникам, вышли правители девяти 
среднеазиатских владений раннего средневековья. В качестве вероятного 
188
эквивалента китайского Чжао’у японский исследователь указал на элемент 
cm’wk, имеющийся только в именах правителей Пенджикента, Самарканда 
и Ташкента — cm’wky’n и ’wkkwrtcm’wk. В итоге Ю. Йошида приходит к за-ключению, что Чжао’у китайских источников не более чем миф, а cm’wk
является именем некоего божества или героя древних легенд, возможно, 
относящегося к неизвестному языку, предположительно, эфталитскому 
(Yoshida, 2003, с. 51–52, 61).
Вывод о существовании в Центральной Азии какого-то неизвестного 
языка полностью соответствуют данным археологии, ни в чем и никоим 
образом не вступая с ними в противоречие. Конечно, реконструировать 
туранский язык археологи никак не могут, но истоки происхождения ту-ранской культуры определенно уводят в ареал культуры серой керамики 
Северо-Восточного Ирана, т. е. в ареал восточноевропейской диалектной 
общности. После выхода из этой общности протоиндоиранского в ней оста-лись праязыки греческий, фригийский, армянский, фракийский и, надо 
полагать, тот самый «неизвестный» предок туранского. Безусловно, этот 
язык, как и тохарский, относится к группе centum, поскольку он отделил-ся от индоевропейской общности приблизительно в одно время с прато-харским, или даже несколько раньше. В этом отношении туранский язык 
должен быть ближе греческому и фригийскому, хотя в последнем как будто 
имеются некоторые признаки сатемизации (см. Дьяконов, 1980; Хааз, 1980).

http://www.bulgari-istoria-2010.com/booksRu/L_Sverchkov_Tocharians.pdf

Оффлайн Nimissin

  • Сообщений: 2122
  • Рейтинг +575/-0
  • Y-ДНК: N-M178 L839+ P298+ M2019+ M2118+ M1991+ M1988+
  • мтДНК: C4b4
Re: Якуты N1c1
« Ответ #1461 : 08 Август 2018, 12:01:21 »
Вообще-то, если баргутские гаплотипы M-N2019 происходят из предбайкалья, то более близкая якутам ветвь DYS385=10,13 тоже должна происходить оттуда же.
Да, уважаемый sygyssab, в этом что-то есть. Ждем Big Y образца каракалпака (DYS385=10,13).

Оффлайн Nimissin

  • Сообщений: 2122
  • Рейтинг +575/-0
  • Y-ДНК: N-M178 L839+ P298+ M2019+ M2118+ M1991+ M1988+
  • мтДНК: C4b4
Re: Якуты N1c1
« Ответ #1462 : 04 Сентябрь 2018, 16:31:41 »
Я, все-таки, буду надеяться, что N-M2019 обнаружится где-то в Монголии в недалеком будущем.
Образцы гаплогруппы N-M2019 уже обнаружены за пределами Якутии. Есть и в Монголии, и в Китае, и в Средней Азии, и на Ближнем Востоке. Есть и в Европе. Сводка гаплотипов дана в статье Адамова 2015 года в RJGG (Adamov, 2015)
http://rjgg.molgen.org/index.php/RJGGRE/article/view/157/183
Ветвь с мутацией М2019 называется большой якутской ветвью, так как впервые была обнаружена в гаплотипах якутского кластера гаплогруппы N-Tat. Разделение ветвей М2019 и L1026 произошло около 6000 лет назад. Напомню, что подавляющее большинство европейских гаплотипов N-Tat относятся к ветви L1026.
Собственно якутских ветвей две, они маркируются мутациями M1991 и M1933. Возраст мутаций около 1300 лет.
Ближайшая в настоящий момент общая мутация у якутов М2019 обнаружена с европейским образцом N92307 - это мутация М2058. Возраст этой мутации около 3000 лет.
Между мутациями М2058 и М1991 и/или М1933 по времени возникновения располагаются следующие снипы:
M1982, M1993, M2003, M2011, M2016, M2022, M2032, M2036, M2038, M2052, M1987, M2077, M2088, M2103, M2108, M2122.
Эти мутации есть и в образцах ветви М1991, и в образцах ветви М1933. Это общие для якутов мутации, в настоящее время они формируют собственно якутскую ветвь. Кроме якутов, эти мутации в других популяциях пока не обнаружены. По этой причине их хронологическая последовательность неизвестна, кроме того, что они произошли в промежуток времени от 3000 до 1300 лет назад. Поиск более близких родственников якутов по мужской линии нужно проводить по этому списку из 16-ти мутаций. 
Пока есть две кандидатуры на роль близких родственников якутов.
1) Кластер N-M2019 с характерным значением DYS385a = 10. Он в основном представлен монгольскими образцами. Пока не снипован. По Y-STR локусам общий предок с якутами N-M2019 жил около 1700 лет назад. Но это надо еще проверять.
2) Кластер с DYS392 = 16 и DYS389B = 17, встречающийся в Средней Азии у узбеков и таджиков. По нему совсем мало данных. Собственно, это слабая наметка.
Таким образом, надо искать мутации из приведенного списка.
Третья кандидатура на роль достаточно близких родственников саха по мужской линии:
Три образца баргутов из Хулун Буира (АРВМ, Китай). В статье Hu et al. (2015), в которой они были опубликованы, баргуты названы бурятами. В статье есть и образцы баргутов. По-видимому, авторы таким образом пытались отделить новых баргутов от старых баргутов. В формате локусов 19, 389-1, 389-2, 390, 391, 392, 393, 385a, 385b, 438, 439, 437, 448, 456, 458, 635, GATA H4 все три образца относятся к одному и тому же гаплотипу:
 14-14-30-23-10-16-13-11-13-11-10-14-19-14-18-22-12.

Надеюсь, до конца года выйдет статья китайских ученых, в которой будут опубликованы результаты массового параллельного секвенирования двух из трех упомянутых образцов.
Статья еще не опубликована, но bam файлы вышеупомянутых образцов их Хулун-Буира (HLB-061, HLB-102) доступны в базе данных GSA, вместе с другими образцами из статьи о игрек-хромосоме популяций алтайских народов (всего 39 образцов). HLB-061 и HLB-102 имеют общие с якутами-саха N-M1991 и N-M1933 однонуклеотидные мутации:
M1993, M2011, M2016, M2022, M2036, M2052, M1987, M2077, M2088. Плюс мутация Y28044 (hg19, 6010150 G T).
Эти мутации - более древние по сравнению с другой совокупностью мутаций, которых у обсуждаемых баргутов из Хулун-Буира нет, а у якутов N-M1991 и N-M1933 - есть. Вот чисто якутские (пока, на сегодня!) мутации:
M1982, M2003, M2032, M2038, M2103, M2108, M2122.
Список сократился более, чем в два раза!
По моим предварительным расчетам, разделение общей ветви якутов N-M1991 и N-M1933 и ветви баргутов HLB-061, HLB-102 произошло около 2200 лет назад. Таким образом, новые данные приблизили нас от времен катастрофы бронзового века (3300 - 3000 лет назад) к эпохе сюнну.
После завершения работы над учебным пособием по расчету TMRCA появилось время для анализа образцов HLB-061, HLB-102. Для получения vcf файлов из имеющихся у меня bam файлов пришлось основательно потрудиться. Это создание виртуальной машины (у меня на компе Windows 10). Загрузка в виртуальную машину ОС Linux (я выбрал вариант Ubuntu). Загрузил и освоил на начальном уровне samtools. На все потратил один месяц - весь август. Наконец, из обоих vcf файлов выбрал SNP мутации, присущие только HLB-061 и HLB-102, необходимые для оценки возраста. С учетом уже имеющихся у меня данных по дереву мутаций якутской ветви N-M1982 получил оценку TMRCA ветвей саха и баргутов N-M2019 - около 2000 лет назад.

Оффлайн Nimissin

  • Сообщений: 2122
  • Рейтинг +575/-0
  • Y-ДНК: N-M178 L839+ P298+ M2019+ M2118+ M1991+ M1988+
  • мтДНК: C4b4
Re: Якуты N1c1
« Ответ #1463 : 10 Сентябрь 2018, 12:06:23 »
Образец каракалпака (Каракалпакстан, Узбекистан), предположительно, относится к гаплогруппе N-M2019, к ветви DYS385=10,13. 17-локусный Y-STR гаплотип в формате 19, 389I, 389II, 390, 391, 392, 393, 385a,b, 438, 439, 437, 448, 456, 458, 635, GATA H4:
14   14   31   23   11   16   14   10   13   11   10   14   19   13   16   22   12.
Ветвь DYS385=10,13, по расчетам из работы Adamov (2015) The European Relatives of the Yakuts, наиболее близка к ветви якутов-саха N-M1982.
https://www.researchgate.net/publication/299561051_The_European_Relatives_of_the_Yakuts?_sg=XDhgHjl4fr_-7QJhnTmaRTX-f0eDPckax3pTyT0EKioekJjRFfyTAEDvhG7TVsk-1BkcV9WBIy2h7o4hOKV97qX8HHKt4dIm510Eh87E.CDOAWitRJDwmk_J_bjm0K9m4GAlkMRHVks6zazSdL2u9y4wg-IDtNrY4m_TJBPL1fs1WY7U476TBKaH4IU-y9A
Возраст ближайшего общего предка двух ветвей оценивается в 1700 +/- 600 лет.
Появились данные Big Y образца каракалпака 496828 Kandekli. Окончательный анализ можно будет сделать после анализа BAM файла. Но уже сейчас можно сказать, что ветвь DYS385=10,13 отделилась от якутской ветви (N-M1982) раньше, чем ветвь баргутов, маркируемая мутацией F23218.
Пока картина следующая. Общие мутации ветвей N-M1982 и N-F23218, до их разделения - M1993, Y28044, M2011, M2016, M2022, M2036, M2052, M1987, M2077, M2088. Из этого списка в ветви DYS385=10,13 есть мутации M2016, M2052, M2088. Это более ранние мутации. В ветви DYS385=10,13 предковый аллель в позициях снипов M1993, M2011, M2077. Эти мутации произошли уже позже отделения ветви DYS385=10,13 - в совместной ветви якутов и баргутов HLB-061, HLB-102. Данные по позициям мутаций Y28044, M2022, M2036, M1987 предстоит уточнить.

Вношу пояснение, чтобы не было неверных интерпретаций. Если гаплогруппа N-M1982 выявлена в 90 % игрек-хромосом якутов-саха, то у баргутов АРВМ гаплогруппа N-F23218 встречается редко. По данным Hu et al. (2015) 4 %, Malyarchuk et al. (2016) - 0 %. Основные гаплогруппы баргутов - C-M407, N-F4205. У каракалпаков, других народов Средней Азии частота ветви N(DYS385=10,13) экстремально низка.


« Последнее редактирование: 10 Сентябрь 2018, 12:22:59 от Nimissin »

Оффлайн Nathan

  • Сообщений: 15
  • Рейтинг +0/-0
Re: Якуты N1c1
« Ответ #1464 : 12 Сентябрь 2018, 00:44:04 »
Таки 90 на 60 или 90   :)  В результате размещения релиза № 51 в базе данных YHRD (https://yhrd.org/) появилась выборка из 34 гаплотипов якутов. Внесена французскими генетиками Кристин Кейзер-Тракуи и Бертраном Люде. Объем выборки не впечатляет, но она выделяется другими особенностями.
27-маркерный формат Yfiler Plus впервые использован не только в отношении якутов, но и в целом по образцам из России.
Определение значений тандемных повторов гаплотипов из YHRD - довольно трудоемкое занятие и требует некоторого навыка. Мне удалось "вытащить" 17-маркерные гаплотипы.
Результаты не совсем обычные. Из 34-х образцов к гаплогруппе N-M2019 игрек-хромосомы относится 22. Это всего 65 % вместо ожидаемых 90 %. Остальные образцы распределились следующим образом:
N-F4205 - 6

Оффлайн sygyssab

  • Сообщений: 933
  • Страна: ru
  • Рейтинг +19/-2
Re: Якуты N1c1
« Ответ #1465 : 12 Сентябрь 2018, 05:04:09 »
Но уже сейчас можно сказать, что ветвь DYS385=10,13 отделилась от якутской ветви (N-M1982) раньше, чем ветвь баргутов, маркируемая мутацией F23218
Вот это поворот.

Оффлайн Nimissin

  • Сообщений: 2122
  • Рейтинг +575/-0
  • Y-ДНК: N-M178 L839+ P298+ M2019+ M2118+ M1991+ M1988+
  • мтДНК: C4b4
Re: Якуты N1c1
« Ответ #1466 : 12 Сентябрь 2018, 05:47:28 »
Таки 90 на 60 или 90   :)  В результате размещения релиза № 51 в базе данных YHRD (https://yhrd.org/) появилась выборка из 34 гаплотипов якутов. Внесена французскими генетиками Кристин Кейзер-Тракуи и Бертраном Люде. Объем выборки не впечатляет, но она выделяется другими особенностями.
27-маркерный формат Yfiler Plus впервые использован не только в отношении якутов, но и в целом по образцам из России.
Определение значений тандемных повторов гаплотипов из YHRD - довольно трудоемкое занятие и требует некоторого навыка. Мне удалось "вытащить" 17-маркерные гаплотипы.
Результаты не совсем обычные. Из 34-х образцов к гаплогруппе N-M2019 игрек-хромосомы относится 22. Это всего 65 % вместо ожидаемых 90 %. Остальные образцы распределились следующим образом:
N-F4205 - 6
Уважаемый Nathan, когда говорят о 90 % гаплогруппы N-M2019 у мужчин саха, это правильно. 65% N-M2019 в упомянутой выборке из 34 индигирских гаплотипов - это тоже правильно. И то, и другое правильно, потому что - экспериментальный факт. Причем факты совершенно не противоречат друг другу. Частота 90 % характеризует популяцию мужчин саха в целом, т.е. всю, полностью. Это усредненная частота, рассчитанная по образцам, собранным со всей территории Республики Саха (Якутия). При этом в разных наслегах частота гаплогруппы N-M2019 может отличаться от средней. Где-то 100 %, где-то 70 % и т.д. Расклад зависит от родовой истории, точнее, мужской генеалогии. А 65 %, которую мы сейчас обсуждаем, - это частота N-M2019 в двух селах Оймяконского улуса - селе Оймякон и селе Берег-Юрде.
Из данных, опубликованных в новой статье (Zvenigorosky et al., 2017 http://www.biorxiv.org/content/early/2017/07/26/168658), можно с большой долей уверенности предположить, что два села на реке Индигирка, в которых проводился сбор образцов - это Оймякон и Берег-Юрде. Шесть доноров образцов тюрко-монгольской ветви N-F4205 - жители с. Берег-Юрде.
Может еще возникнуть вопрос у читателей, не знакомых с темой ДНК-генеалогии: "Почему в одном месте якуты N3a, в другом N1c1, в третьем N1a1, далее - N-M2019, N-M2058, N-M1987, N-M2118, N-Tat, N-M1982?". Ответ надо смотреть во всемирном генеалогическим дереве игрек-хромосомы. Например:
https://www.yfull.com/tree/
Дело не в наименовании. Назвать могут как угодно. Положение на генеалогическом дереве определяется мутацией в конкретной позиции нуклеотидной последовательности игрек-хромосомы человека. Относятся 90 % мужчин саха к гаплогруппе K? Ответ - да, относятся. Относятся они к гаплогруппе A? Ответ - да, относятся. Почему? Ответ - располагаются на ветвях этих гаплогрупп. Мутации M9, M231, Tat, M178, L838, P298, M2019, M2058, M1987, M1982 произошли в разное время. Они все накопились у мужчин саха, они все обнаруживаются у них. Если какой-то мутации, или нескольких мутаций нет, то игрек-хромосома этого саха располагается на совсем другой ветви, нежели якутская N-M2019 (или N-M1982, и т.д. - по желанию и постановке вопроса).

Оффлайн Nimissin

  • Сообщений: 2122
  • Рейтинг +575/-0
  • Y-ДНК: N-M178 L839+ P298+ M2019+ M2118+ M1991+ M1988+
  • мтДНК: C4b4
Re: Якуты N1c1
« Ответ #1467 : 12 Сентябрь 2018, 05:51:53 »
Но уже сейчас можно сказать, что ветвь DYS385=10,13 отделилась от якутской ветви (N-M1982) раньше, чем ветвь баргутов, маркируемая мутацией F23218
Вот это поворот.
Да. Испытал даже некоторое разочарование. Не удалось приблизиться к разгадке происхождения народа саха. Остановились на уровне 2000 лет до нашего времени. А хотелось приблизиться к 1300 - возрасту ближайшего общего предка всех мужчин саха N-M2019.

Оффлайн Nathan

  • Сообщений: 15
  • Рейтинг +0/-0
Re: Якуты N1c1
« Ответ #1468 : 12 Сентябрь 2018, 12:23:35 »
Может разгадка тут -  Да. Нужно массовое параллельное секвенирование игрек-хромосомы образцов саха с Берег-Юрде и дауров N-F4205. Данные по баргутам уже есть.

Оффлайн Nimissin

  • Сообщений: 2122
  • Рейтинг +575/-0
  • Y-ДНК: N-M178 L839+ P298+ M2019+ M2118+ M1991+ M1988+
  • мтДНК: C4b4
Re: Якуты N1c1
« Ответ #1469 : 12 Сентябрь 2018, 12:25:52 »
Может разгадка тут -  Да. Нужно массовое параллельное секвенирование игрек-хромосомы образцов саха с Берег-Юрде и дауров N-F4205. Данные по баргутам уже есть.
Согласен. Хорошо бы.

 

© 2007 Молекулярная Генеалогия (МолГен)

Внимание! Все сообщения отражают только мнения их авторов.
Все права на материалы принадлежат их авторам (владельцам) и сетевым изданиям, с которых они взяты.


Rambler's Top100