АвторТема: Историческая ДНК-генеалогическая реконструкция маршрута Зулькарнайна  (Прочитано 409 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн BashkortАвтор темы

  • Сообщений: 26
  • Страна: 00
  • Рейтинг +30/-103
Зу́-ль-Ка́рнайн (араб. ذو القرنين ‎ — обладатель двух рогов; двурогий) — праведник и великий царь, воздвигший стену, защищающую от народов Яджудж и Маджудж.

Существует много версий о его происхождении. Однако, аргументация в них зачастую сводится, к тому, что тот или иной человек был известным полководцем и правителем, или же изображался в шлеме с двумя рогами.

Здесь, на основе данных археологии, генетики, лингвистики выдвигается гипотеза, что Зулькарнайн жил примерно в XVII веке до н.э. и являлся представителем синташтинской культуры Южного Урала, связываемой с индоиранцами.

Имя Зу-ль-Карнайна упомянуто в восемнадцатой суре Священного Корана Пещера:
https://ru.wikiquote.org/wiki/Зуль-Карнайн
Цитировать
83. Они спрашивают тебя о Зуль Карнейне. Скажи: "Я прочту вам поучительный рассказ о нем".
84. Воистину, Мы наделили его властью на земле и одарили его всякими возможностями.

Синташтинская культура была высокоорганизованной культурой с развитой металлургией, технологиями и вооружением, где впервые появились колесницы, что обеспечило возможности для завоеваний.

Цитировать
СИНТАШТИ́НСКАЯ КУЛЬТУ́РА, ар­хео­логич. куль­ту­ра в сте­пях Юж. Ура­ла и Сев. Ка­зах­ста­на 21–18 вв. до н. э. в сис­те­ме ка­либ­ро­ван­ных ра­дио­уг­ле­род­ных дат. С. к. фор­ми­ро­ва­лась в ре­зуль­та­те ми­гра­ции групп спе­циа­ли­зир. на­се­ле­ния из рай­она вол­го-ураль­ских сте­пей, свя­зан­но­го с по­стка­та­комб­ны­ми куль­ту­ра­ми, в Орен­бург­ских сте­пях сме­шав­ше­го­ся с но­си­те­ля­ми позд­них тра­ди­ций древ­не­ям­ной куль­ту­ры и вклю­чив­ших груп­пы но­си­те­лей аба­шев­ской куль­ту­ры. Вос­точ­нее Ура­ла они ас­си­ми­ли­ро­ва­ли часть но­си­те­лей сур­тан­дин­ской и тер­сек­ской гре­бен­ча­то­го гео­мет­риз­ма куль­тур. Экс­плуа­та­ция гор­но-ме­тал­лур­гич. по­тен­циа­ла Юж. Ура­ла до­пол­ня­лась ско­то­вод­ст­вом и охо­той. Ме­тал­лур­гич. спе­циа­ли­за­ци­ей, свя­зан­ной с ма­ги­ей, ис­поль­зо­ва­ни­ем сис­тем мер и ве­сов и др. объ­яс­ня­ют слож­ную об­ществ. ор­га­ни­за­цию «син­таш­тин­цев», оче­вид­но, са­кра­ли­зо­ван­ную. С. к. от­но­сят к кру­гу куль­тур, где поя­ви­лись ко­лес­ни­цы. Осн. сте­рео­ти­пы и дос­ти­же­ния С. к. бы­ли вос­при­ня­ты её со­се­дя­ми, что при­ве­ло к фор­ми­ро­ва­нию ала­куль­ских куль­тур Юж. Ура­ла, Сев. и Центр. Ка­зах­ста­на
https://bigenc.ru/archeology/text/3664799
 
Цитировать
85. Он отправился в путь.
86. Когда он прибыл туда, где закатывается солнце, он обнаружил, что оно закатывается в мутный (или горячий) источник. Около него он нашел народ. Мы сказали: "О Зуль Карнейн! Либо ты накажешь их, либо сделаешь им добро".
87. Он сказал: "Того, кто поступает несправедливо, мы накажем, а потом его возвратят к его Господу, и Он подвергнет его тяжким мучениям.
88. Тому же, кто уверовал и поступает праведно, будет наилучшее воздаяние, и мы скажем ему наши легкие повеления".

«Мутный (или горячий) источник» в данном случае может быть Азовским морем, которое имеет небольшую глубину, поэтому хорошо прогревается, и мутный цвет воды. В районе впадения реки Дон в Азовское море были обнаружены Каратаевская и Ливенцовская крепости, построенные представителями каменско-ливенцовской группы бабинской культуры, и разрушенные синташтинцами в XVII веке до н.э.

Цитировать
Азо́вское мо́ре (укр. Азовське море, крымско-тат. Azaq deñizi ) — полузамкнутое море Атлантического океана на востоке Европы, омывающее побережье Украины[1] и России. Самое мелкое море в мире: глубина не превышает 13,5 метров[2], средняя глубина около 7,4 м (по разным оценкам — от 6,8 до 8 м)[3] В античности Азовское море называлось у греков Меотийское озеро (др.-греч. Μαιῶτις), у римлян Palus Maeotis («Меотийское болото»), у скифов Каргалук, у меотов Темеринда (что значит «мать моря»)[4], у арабов — Бахр аль-Азуф, у турок — Бахр эль-Ассак или Бахр-ы Ассак (Тёмно-синее море; совр. тур. Azak Denizi) а также — Балысыра (Balisira), у генуэзцев и венецианцев — Mare delle Zabacche.

Прозрачность вод Азовского моря низкая. Она неодинакова в разных районах и в различное время года и колеблется в пределах от 0,5 до 8 м. Поступление большого количества мутных речных вод, быстрое взмучивание донных илов при волнении моря и наличие в азовской воде значительных масс планктона определяют её малую прозрачность. Наименьшая прозрачность наблюдается в Таганрогском заливе (0,5—0,9 м, изредка до 2 м). Цвет воды здесь меняется от зеленовато-жёлтого до коричнево-жёлтого. В восточном и западном районах моря прозрачность значительно выше — в среднем 1,5—2 м, но может достигать и 3—4 м. В центральной части моря вследствие больших глубин и влияния черноморских вод прозрачность имеет значения от 1,5—2,5 до 8 м, вода здесь зеленовато-голубого цвета. Летом прозрачность почти повсеместно увеличивается, но на некоторых участках, вследствие бурного развития в верхних слоях воды мельчайших растительных и животных организмов, она падает до нуля и вода приобретает ярко-зелёную окраску. Это явление называется «цветением» моря[16].
https://ru.wikipedia.org/wiki/Азовское_море

Цитировать
Прозрачность воды определяется её избирательной способностью поглощать и рассеивать световые лучи и зависит от условий освещения поверхности, изменения спектрального состава и ослабления светового потока, а также концентрации и характера живой и неживой взвеси. При большой прозрачности вода приобретает интенсивный синий цвет, который характерен для открытого океана. При наличии значительного количества взвешенных частиц, сильно рассеивающих свет, вода имеет сине-зелёный или зелёный цвет, характерный для прибрежных районов и некоторых мелководных морей (например, Азовское море). В местах впадения крупных рек, несущих большое количество взвешенных частиц, цвет воды принимает жёлтые и коричневые оттенки. Речной сток, насыщенный гуминовыми и фульвокислотами, может обусловливать темно-коричневый цвет морской воды (характерный, например, для вод Белого моря).
https://ru.wikipedia.org/wiki/Прозрачность_(гидрология)

Модели окончания синташтинско-аркаимской культуры предполагают отток населения в XVIII-XVII вв до н.э. Следы этих миграций обнаруживаются как археологически, так и генетически. С миграцией индоранцев связывают распространение металлургии и колесниц в степной Евразии.

Часть населения Южного Приуралья в этот период распространяется на запад. Данное событие приходится на поздний этап Синташты. Отток населения был вызван окончанием культуры Аркаим-Синташта и импульсом в западном направлении. Воздействие восточных миграционных потоков на местные культуры археологически прослеживается в Среднем Поволжье, в лесостепной Украине, и вплоть до Балкан. По данным исследования ДНК срубников Самарского Заволжья, датируемых XVII—XVI вв до н.э., они оказались принадлежащими к гаплогруппам R1a-Z93, R1a-Z2123 и др. По аутосомам срубников можно представить как микс ямников и синташтинцев. В Среднем Подонье обнаружено значительное количество погребений, относимых к довольно узкому промежутку времени — XVIII—XVI вв. до н. э. с характерным воинским инвентарем, керамикой абашевского типа. Переселение срубных племен представляло собой сложный процесс (не всегда мирного) взаимодействия с местным населением. В Поднепровье культура многоваликовой курамики (бабинская) сменяется срубной культурой, часть населения уходит дальше на запад.



В XVII веке до н.э. на территории бабинской культуры (культуры многоваликовой керамики) в Северном Причерноморье и Приазовье появляются срубники и синташтинцы на колесницах. Взаимодействие местного и пришлого населения не всегда было мирным. Так, в устье Дона, близ Азовского моря обнаружены Каратаевская и Ливенцовская крепости, построенные представителями каменско-ливенцовской группы бабинской культуры, и разрушенные синташтинцами.

В итоге, бабинская культура сменяется срубной культурой. Бабинцы как и синташтинцы считаются потомками шнуровиков, т.е. в языковом плане были близки к индоиранцам (балтославяне).

Цитировать
Большие укрепленные поселения этого времени уже давно известны и на западе степи. Это Каменка в Крыму, Каратаевка и Ливенцовка в Подонье
[Братченко, 1976, с.119-122].
Ливенцовская крепость - это полукруглый мыс высотой 20-24 м, огороженный двойным полукольцом мощных каменных сооружений и окруженный
рвами шириной 2—6 м и глубиной 2—3 м2. Стены представляют два ряда панцирной кладки из больших камней, внутреннее пространство между кото-
рыми забутовано мелкими камнями и щебнем. Жилые помещения, как в Аркаиме, расположены между двумя стенами и имеют трапециевидную форму За
стенами крепости найдено множество вражеских стрел.
Крепости Крыма и Подонья, близкие культуре многоваликовой керамики, хронологически следующей за катакомбной, и укрепленные абашевские посел
ки, несколько древнее петровских.
Е.Е. КУЗЬМИНА ОТКУДА ПРИШЛИ ИНДОАРИИ?



Цитировать
В низовьях Дона, на краю высокой террасы между пос. Ливенцовка и Каратаево расположена крепость. В плане она представляла два полукружья, разделенные глубоким оврагом на две почти равные половины. Одна ее часть, расположенная ближе к Ливенцовке (Братченко 2006), получила название Ливенцовская крепость, вторая, расположенная ближе к Каратаево, – Каратаевская (Ильюков 2002). Однако, они настолько близки между собой не только по конструкции, но и по материальной культуре, что их можно уверенно рассматривать как синхронные археологические памятники.

С. Н. Братченко относил Ливенцовскую и Каратаевскую крепости к особой каменско-ливенцовской культурной группе. Он отмечал черты сходства между керамикой из Ливенцовской крепости и керамикой бабинского и бахмутского типов (Братченко 1969: 127).

Последний период жизни этой крепости был связан с осадой, о чем свидетельствует большое количество наконечников стрел. Нередко стрелы попадали в каменные сооружения на территории Ливенцовской и Каратаевской крепости. В результате осады и штурма жизнь в крепости прекратилась.

Всего в крепости было найдено более 700 наконечников стрел, выполненных из кремня и обсидиана.

Возможно, в штурме крепости участвовал отряд колесничих воинов синташтинской культуры, которые «накрыли» крепость «лавиной» стрел. Нападавшие были вооружены не только луками и стрелами, но и дротиками с бронзовыми наконечниками.
Л. С. Ильюков. Кто штурмовал Ливенцовско-Каратаевскую крепость?

Цитировать
Редкая находка из Каменки — роговой дисковидный псалий с шипами, применявшийся, как это надежно установлено, благодаря синташским комплексам (псалии, лошадиные костяки, колесница), в упряжи при снаряжении боевых колесниц. Ясно, что в обычной обстановке или в случае мирных взаимоотношений потребность в таких изделиях была минимальной. Более того, дисковидные псалии — достаточно сложное и дорогое изделие, в быту оно обычно заменялось приспособлениями попроще. Можно согласиться с выводом, что широкое применение колесниц, — а на территории Северного Причерноморья это становится все более очевидным фактом для первой половины Птыс. до н.э. [34], — требовало стандартизации изделий, высокопрофессионального мастерства, определенного уровня организации производства .

Типологическая близость металлических, костяных и роговых дисковидных псалиев из Сирии, Газы, Микен и Северного Причерноморья является прямым свидетельством унификации и стандартизации изделий на очень широких пространствах Евразии.

Импульсы к производству псалиев определенного типа, если они шли из степи и были подкреплены высокоразвитым производством Ближнего Востока, не затухая с XVII по XIV в. до н.э. [36.-C.33], не могли реализоваться без прямых контактов населения.

И.Т.Черняковым отмечена прямая типологическая взаимосвязь без опосредованных вариантов каменского псалия и ближневосточных [36.-С.40, рис.3,8,22], В случае датировки псалиев из Газы XVII в. до н.э. [36.-C.33] каменская находка оказывается сопоставимой с ними и по времени самых ранних из потенциально возможных контактов. Этого не исключает и схема Кузьминой, но с параллельной ранней датировкой псалия из поселения Баланбаш абашевской культуры.

А.Е.Кислый КАМЕНСКАЯ КУЛЬТУРА ВОСТОЧНОГО КРЫМА

Цитировать
К числу наиболее ранних находок интересующих нас изделий относится псалий из наземного помещения 6 поселения Каменка, Крым, Украина (Рыбалова В.Д., 1974, с.22).
Псалий щитковый с монолитными шипами.
Данный комплекс относится, по мнению С.Н. Братченко, к каменско-ливенцовской группе (Братченко С.Н., 1985, с.461-462), т.е. к предсрубному времени. А.Е. Кислый включил поселение в круг приморских памятников каменской культуры Восточного Крыма первой половины II тыс. до н.э.(Кислий О.Є., 2006, с.21-34).
Подобед В.А., Усачук А.Н., Цимиданов В.В. ПСАЛИИ, «ЗАБЫТЫЕ» В ОСТАВЛЕННОМ ДОМЕ
(по материалам поселений Азии и Восточной Европы эпохи бронзы)

Цитировать
Учитывая моноцентрическое происхождение дисковидных псалиев, можно полагать, что они распространились как в Казахстан, так и в Подунавье и далее — в Грецию из южнорусских степей. В таком случае, дата псалиев из могилы IV в Микенах, относящейся к концу среднеэлладского (СЭ) - началу позднеэлладского (ПЭ) периода, служит terminus ante quern псалиев типа I из Потаповки, Синташты и Петровки, а тем более – самых архаичных экземпляров абашевских (Баланбаш, Тавлыкаево, Суруш) и КМК (Каменка, Трахтемирово), которые могут быть отнесены к XVII в. до н.э.
Возраст псалиев типа II (с выделенной планкой и часто со вставными шипами), к которому принадлежит большинство потаповских и синташтинских
экземпляров, устанавливается на основании синхронизации с дунайскими, относимыми к периоду Монтеору IC4-IIA. Подтипы ПА и ПБ синхронны, что
доказывает совместная находка в Утевке VI.
Е.Е. КУЗЬМИНА ОТКУДА ПРИШЛИ ИНДОАРИИ?


А.В. Епимахов, Н.И. Чуев АБАШЕВСКИЕ И СИНТАШТИНСКИЕ ПАМЯТНИКИ: ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ПРОСТРАНСТВЕННОГО АНАЛИЗА

Цитировать
89. Потом он отправился в путь дальше.
90. Когда он прибыл туда, где восходит солнце, он обнаружил, что оно восходит над людьми, которым Мы не установили от него никакого прикрытия.
91. Вот так! Мы объяли знанием все, что происходило с ним.

Далее Зулькарнайн, по-видимому, возвращается из Приазовья на Южный Урал и далее уходит в Сибирь, в район Минусинской котловины, где в XVII веке до н.э. проживали носители окуневской культуры. В окуневской культуре практиковалось скотоводство. Так как скотоводство требовало времени и длительных отлучек из дома в степи, где не было «никакого прикрытия» от солнца, то оно с самого начала явилось областью занятий мужчин в то время как женщина оставалась привязанной к домашним делам. Традиционные жилища окуневцев, так называемые «све», были стационарными и располагались в горах. Миграция населения из Южного Урала в Сибирь хорошо прослеживается археологически. С данным событием распространение металлургии, колесниц и андроновских жилищ, ставших, по одной из версий, праобразом юрты у тюркских и монгольских народов. По данным исследования древней ДНК часть карасукцев и андроновцев принадлежала к гаплогруппе R1a. По аутосомам некоторые представители карасукской культуры оказались похожими на андроновцев.

Андроновские жилища, ставшие праобразом юрты, создали предпосылки для появления в регионе кочевого скотоводства. Появление молочного скотоводства в Восточной степи исследователи связывают с миграцией скотоводов из Западной степи.

По данным анализа древней ДНК у окуневцев преобладали гаплогруппы NO (50 %), Q (33 %), R1b (17 %).

Цитировать
Племена афанасьевской культуры первые, но не последние в эпоху бронзового века пришли в хакасские степи с запада. Примерно в XVIII веке до н.э. по тому же пути сюда проникают новые племена, но в отличие от афанасьевцев, они не чуждались людей из местных племен, живших здесь с неолита, и охотно шли с ними на контакт. Европеоиды-мужчины, пришедшие с запада, брали в жены монголоидных женщин из местных племен. В результате смешения образовался новый народ, который постепенно вытеснил из степей Хакасско-Минусинского края радевших за чистоту своей крови афанасьевцев. Многие из последних под давлением обстоятельств отбросили свои вековые традиции и слились с новым народом. Этот народ сформировал новую самобытную и уникальную культуру, которую археологи условно назвали окуневской по названию хакасского улуса Окунево.

Но как бы не были искусны окуневцы в охоте, все же они по достоинству оценили преимущества разведения скота. Об этом говорит тот факт, что корова, бык и баран занимали ведущие роли в их божественном пантеоне. Вероятнее всего, именно из-за необходимости смены пастбищ им приходилось часто перемещаться на повозках, запряженных быками. Их поселения были не долговременные, и не оставляли после себя значительных следов проживания, вследствие чего в долинах рек Хакасско-Минусинской котловины таковых известно очень мало.

Археологические исследования последнего времени дали возможность установить, что многие горные крепостные сооружения, которые хакасы называют «све», были сооружены именно окуневцами. По большому скоплению остатков жизнедеятельности стало понятно, что они проживали в них более длительное время, чем на стоянках в долинах. Све обычно сооружали на горе, имевшей, как правило, скальный выход. На самой вершине выбирался участок, который огораживался стеной со стороны пологого спуска. Стена выкладывалась без связующего раствора из плит песчаника. Во многих случаях наблюдается два пояса стен. При нападении небольших военных соединений, которые могли себе позволить родоплеменные сообщества бронзового века, такие несложные фортификационные сооружения позволяли эффективно держать оборону.

http://nhkm.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=53&Itemid=244&lang=ru



Цитировать
Основой хозяйственной деятельности окуневцев было, однако, скотоводство. В некоторых могилах на той же речке Черновой, где лежали скелеты подростков, найдено значительное количество астрагалов барана. Это достаточно яркий показатель хозяйственной деятельности окуневцев. Он не позволяет, однако, судить о степени развития скотоводства и о составе стада, так как окуневцы в могилы мяса не клали. Но есть косвенные свидетельства, что у окуневцев, кроме овец, был и крупный рогатый скот. На некоторых плитах, служивших стенками ящиков или их покрытиями, часто встречаются различные рисунки нанесенные острым предметом. Среди них первое место принадлежит изображениям быков или коров. Кроме того, в окуневском искусстве широко распространенным является мотив бычьих рогов и ушей.

Так как скотоводство требовало времени и длительных отлучек из дома, то оно с самого начала явилось областью занятий мужчин в то время как женщина оставалась привязанной к домашним делам. Кроме занятий по дому и воспитания детей, женщины окуневцев обрабатывали продукты скотоводства. При скелетах женщин лежат бронзовые, свернутые из раскованного листка металла игольники. Иногда вместо металлического игольника находится костяной, сделанный из птичьей кости. Внутри таких игольников помещалась тонкая кожаная полоска, в которую втыкались иглы, изготовленные из тонких косточек с отверстием в утолщенном конце. В одном случае в игольном ушке сохранилась тонкая шерстяная нить. Отсюда следует, что женщины занимались прядением шерсти, ткачеством и изготовлением одежды.

Судя по аналогиям в антропоморфных изображениях с севера (долина Енисея у Красноярска, Самусь IV на Верхней Оби), носители окуневской культуры вышли скорее всего из лесов севера, может быть откуда-то со Среднего Енисея.

Причины, заставившие носителей окуневской культуры появиться в степях, неясны. Можно лишь предполагать, что первой такой причиной было развитие их хозяйства. Начатки скотоводства в Минусинской котловине, где для этого были наиболее благоприятные условия, засвидетельствованы еще в памятниках неолитического времени. Его дальнейшее и широкое развитие обнаруживается в афанасьевской культуре. Соседствуя с афанасьевцами, предки окуневцев могли заимствовать от них начатки скотоводства. Но условия жизни окуневцев не позволяли скотоводству развиться в полной мере. Противоречия, возникшие между новой прогрессивной формой хозяйства и природными условиями, и заставили этих людей искать более подходящие для скотоводства места. Второй немаловажной причиной могло послужить развитие обработки металла. Минусинские степи, очень богатые медными рудами, являлись притягательным объектом для познакомившихся с новым материалом людей.

Для окуневской культуры сегодня имеется единственная радиоуглеродная дата из погребения 3 кургана 1 могильника Уйбат V, полученная в гейдельбергской лаборатории (ФРГ) - 1880 г. до н.э. + 25. Таким образом, появление окуневских памятников на Енисее могло произойти не ранее рубежа III- II тыс. до н.э. Верхняя граница существования культуры для северных районов Южной Сибири определяется моментом расселения здесь андроновцев, а для юга Хакасско-Минусинской котловины - прихода карасукцев, то есть XIV-XIII веками до н.э.

Окуневцы господствовали в Минусинской котловине относительно короткое время. Где-то в середине II тыс. на смену им с запада, из соседних с Минусинской котловиной районов, вторгаются новые племена, принесшие свою культуру, известную под именем андроновской. Новое население не уничтожило полностью окуневцев. Как сложилась судьба их в период проживания в степях андроновцев, неизвестно, но в значительно более позднее время, во второй половине II тыс., когда в степях распространяется карасукская культура, среди носителей последней встречаются представители окуневцев, которые явились одной из составных частей карасукского населения. По стечению обстоятельств, андроновская культура, распространяясь на восток, захватила Минусинскую котловину, но просуществовала на этой территори очень недолго.
https://sib-guide.ru/siberia/ar/85

Цитировать
Согласно данным археологов, первый прототип юрты существовал еще три тысячи лет назад. Изучая андроновское жилище, ученые решили вопрос о происхождении юрты. Считали, что она могла развиться из бедуинского шатра, сибирского чума, шалаша. После раскопок андроновских поселений Чаглинка, Петровка, Атасу, Бугулы, где в слоях XII-IX вв. до н.э. были открыты круглые или многогранные постройки с каркасными стенами из
вертикальных жердей, с решеткой из плетна, с коническим либо пирамидальными перекрытием, опирающимся на раму, через которую
выходил дым. Поэтому можно считать, что юрта возникла в глубокой древности, и прототипом ее, прообразом, явилось легкое круглое жилище
андроновцев (рис.1).

http://repository.enu.kz/bitstream/handle/123456789/2241/IsinaAZ-Formirovanie-arkhitectury-trad-zhiliya-kazakhov.pdf

Цитировать
Начиная с бронзового века, скотоводство было доминирующим способом существования в Западной степи, но происхождение этой традиции в Восточной степи плохо изучено. Здесь мы исследуем предполагаемую раннюю скотоводческую популяцию в Северной Монголии и обнаруживаем, что молочное производство было установлено в Восточной степи к 1300 году до нашей эры. Молочные белки, сохранившиеся в зубном камне, указывают на раннее фокусирование на западных одомашненных жвачных животных, а не на местных видах, но генетический анализ указывает на минимальную примесь западных степных скотоводов, что указывает на то, что молочное скотоводство было введено путем принятия местными охотниками-собирателями, а не замены популяции.

Недавние палеогеномные исследования показали, что миграции западных степных скотоводов (WSH), начавшиеся в энеолите (около 3300-2700 гг. До н. Э.), глубоко трансформировали гены и культуры Европы и Центральной Азии. Однако, по сравнению с Европой, граница распространения WSH на восток не определена. Здесь мы представляем геномные и протеомные данные 22 захоронений позднего бронзового века, предположительно связанных с ранним скотоводством в Северной Монголии (ок. 1380-975 до н. э.). Геномный анализ показывает, что они в основном происходят от популяции, представленной охотниками-собирателями раннего бронзового века в Байкальском регионе, с ограниченным вкладом (≈7%) генов WSH(Западных степных скотоводов). В то же время, однако, масс-спектрометрический анализ зубного камня дает прямые белковые данные о потреблении коровьего, овечьего и козьего молока у семи из девяти человек. Ни у одного человека не было обнаружено молекулярных доказательств переносимости лактозы, и только один индивидуум показал более чем 10% вклад WSH, несмотря на присутствие популяций WSH в близлежащем Алтае-Саянском регионе в течение более чем тысячелетия. В отличие от распространения неолитического сельского хозяйства в Европе и распространения скотоводства бронзового века в западной степи, наши результаты показывают, что молочное скотоводство на основе жвачных животных было принято в Восточной степи местными охотниками-собирателями через процесс культурной передачи и минимальный генетический обмен с внешними группами.
https://www.pnas.org/content/115/48/E1124

Цитировать
92. Потом он отправился в путь дальше.
93. Когда он достиг двух горных преград, он обнаружил перед ними людей, которые почти не понимали речи.
94. Они сказали: "О Зуль Карнейн! Йаджудж и Маджудж (Гог и Магог) распространяют на земле нечестие. Быть может, мы уплатим тебе дань, чтобы ты установил между нами и ними преграду?"
95. Он сказал: "То, чем наделил меня мой Господь, лучше этого. Помогите мне силой, и я установлю между вами и ними преграду.
96. Подайте мне куски железа". Заполнив пространство между двумя склонами, он сказал: "Раздувайте!" Когда они стали красными, словно огонь, он сказал: "Принесите мне расплавленную медь, чтобы я вылил ее на него".
97. Они (племена Йаджудж и Маджудж) не смогли забраться на нее и не смогли пробить в ней дыру.
98. Он сказал: "Это - милость от моего Господа! Когда же исполнится обещание моего Господа, Он сровняет ее с землей. Обещание моего Господа является истиной".

Дальнейший путь Зулькарнайна, вероятно, пролегал из Минусинской котловины через Алтай в Таримскую впадину, где найдены археологические культуры, связываемые с тохарами.

К моменту возможной встречи индоиранцев и тохар, расхождение их языков составляло 1200-1700 лет, как между русским и словенским, и тохары едва ли могли понять индоиранскую речь.

Стоит отметить, что ничего не говорится о языке народов, которых Зулькарнайн повстречал ранее, на западе и востоке. Это может означать, что, либо народ хорошо понимал речь Зулькарнайна, как представители бабинской культуры Приазовья, говоривших, возможно, на родственном балтославянском языке. К моменту их встречи расхождение с индоиранским составляло всего 600-900 лет. Либо народ вообще мог не понимать речь Зулькарнайна, как окуневцы, которые, возможно, говорили на тюрко-монгольском языке.

На ряде стоянок на территории современного Синцзяна найдены следы андроновского влияния в виде изделий металлургического и гончарного производства.
К примеру, на стоянке Xintala позднего бронзового века (1700-1300 гг. до н.э.) к югу от Тянь-Шаня были найдены сельскохозяйственные орудия (мотыги, серпы, шлифовальные камни), медная металлургия и кирпичи, серая керамика степного типа, характерные для ираноязычных племен.
Одежда из горизонта Xiaohe (2000-1600 гг до н.э.) схожа с одеждой андроновской культуры, типична для евразийских степных скотоводов: кафтаны, остроконечные шапки, брюки, ботинки, и т.д.
http://www.sino-platonic.org/complete/spp259_tocharian_origins.pdf

Восточными соседями тохар была Siba culture, распространенная в горном коридоре Хэси, и связываемая с сино-тибетцами. Культура датируется периодом 2000-1600 лет.
http://sino-platonic.org/complete/spp086_siba_bronze_age_gansu.pdf

Окончание существования культуры Сиба возможно связано с приходом андроновцев. Андроновское влияние распространяется далеко на восток от Тарима через коридор Хэси вплоть до среднего бассейна Хуанхэ, где в середине II тыс. до н.э. зародилось первое китайского государство Династии Шан.

Цитировать
Stage I, from ancient times to 1500 B.C. Few relics are found from this stage.

Nearly all cultures have interactions outside of Xinjiang. Around the Altai region, the origin of the Qiemuerqieke (切木尔切克; Chemurchek) stone figures and graves is associated with the Afanasievo and Yamna cultures. During its development, it is influenced by the Okunev culture in the Minusinsk Basin. In the south, near Lop Nor, excavations brought to light the Xiaohe culture. The origin of this culture also is associated with the Qiemuerqieke and Afanasievo cultures. In the east, the Tianshan North Road culture appears in the Qumul Basin. The origin of this culture is associated with the Machang (马厂) and Siba (四坝) cultures in the Gansu Province.

In the region around the Qumul Basin, mtDNA analysis has revealed both East Eurasian and West Eurasian components (He et al. 2003). On the other hand, according to our unpublished data from the tombs of the Tianshan North Road culture and the Heigouliang sites in the grasslands of Barkol, only East Eurasian paternal lineages have been observed in this region until now. This concept corresponds to the analysis of cultural elements by archaeologists. As discussed above, the Tianshan North Road culture is a descendant of the Machang culture expanded from the Gansu Province.

During the development of this culture, it was influenced by the Siba culture from the east and the Qiemuerqieke culture from the west. In a later period, the Yanbulaq culture arose in the Qumul Basin at about 4000 ybp, succeeding the Tianshan North Road culture, while receiving strong influences from the Xindian (辛店) and Kayue (卡约) cultures from the east. On the other hand, the Barkol culture, a purely nomadic culture in the Barkol grasslands, originally was associated with nomadic cultures in south central Inner Mongolia. Many of their remains are closely related to the Nanwan type of the Tianshan North Road culture that lasted from 1500 B.C. to 1000 B.C.
https://www.researchgate.net/publication/318897882_The_separate_origins_of_the_Tocharians_and_the_Yuezhi_Results_from_recent_advances_in_archaeology_and_genetics


Ancient Glass Research Along The Silk Road.

Цитировать
There is a growing body of evidence from Gansu, Qinghai, and Xinjiang suggesting that the early development of copper-based metallurgy in Northwest China may have received an impetus from the Eurasian steppe during the first half of the second millennium BC.
https://www.thebritishacademy.ac.uk/sites/default/files/pba121p001.pdf

В древнекитайском Государстве Шан (Инь) (1600-1046 гг до н.э.) были обнаружены колесницы, оружие, которые могли проникнуть в среднее течение Хуанхэ c запада в результате тохарского или другого индоевропейского влияния.

Цитировать
Раскопки же свыше десятка царских гробниц поразили специалистов неожиданными находками: рядом с царственным покойником и многими сотнями сопровождавших его на тот свет сподвижников, жен и слуг были обнаружены великолепные изделия из бронзы, камня, кости и дерева (оружие, крашения, сосуды с высокохудожественным орнаментом и горельефными изображениями) и, что самое важное, — великолепные боевые колесницы с тонкими и прочными колесами со множеством спиц, а также запряженные в эти колесницы боевые лошади. Ни колесниц, ни повозок, ни просто колес, за исключением гончарного круга, китайский неолит не знал. Не было в неолитическом Китае и одомашненной лошади<...>

Можно упомянуть также, что значительная часть бронзового оружия шанцев была снабжена украшениями в весьма специфическом, так называемом «зверином стиле» — с изображением животных в позе стремительного рывка, широко распространенном в зоне сибирских и евроазиатских степей. Сказанного вполне достаточно для обоснованного вывода о том, что нововведения аньянской фазы шанской урбанистической цивилизации не были результатом только автохтонного развития неолитических земледельческих племен луншаньско-луншаноидного круга и пришедших им на смену ранних протогосударственных структур эрлитоу-эрлиганского комплекса бронзового века. По меньшей мере частично элементы аньянского комплекса появились в Китае откуда-то извне. Что касается колесниц и лошадей, то здесь все достаточно ясно. Вопрос лишь в том, как, каким образом индоевропейского типа боевые колесницы (не говоря уже о лошадях) появились в средней части бассейна Хуанхэ — если принять во внимание, что следов колесниц к востоку от Алтая (да и там, скорее, были телеги, чем колесницы) археологами пока не обнаружено.<...>

Напомним, однако, что к западу от бассейна Хуанхэ в эпоху Шан жило индоевропейское племя тохаров. Известный исследователь тохаров Э. Паллиблэнк еще в 1966 г. предположил, что это племя могло сыграть посредническую роль в проникновении в Китай элементов урбанистической цивилизации. Кроме того, некоторые лингвисты находят очевидные параллели между раннечжоуским языком и индоевропейским (сравнить с шанским языком невозможно — от Шан сохранились лишь надписи на костях; только чжоуский текст канонической книги песен «Шицзин» с его рифмами помог шведскому синологу Б. Карлгрену совершить великое открытие — расшифровать звучание раннечжоуских иероглифов) (с. 15-17)
http://alumni.mgimo.ru/resources/000/000/000/000/042/42445.pdf

Цитировать
В 1958 г. Цэнь Чжун-мянь поставил проблему влияния индоевропейской (а точнее, ирано-зороастрийской) культуры на шанско-чжоуский Китай. Он обратил внимание, в частности, на возможное иранское происхождение ряда китайских терминов, на западное происхождение китайской бронзы и даже на следы огнепоклонничества в царстве Цинь [Цэнь Чжун-мянь, 1958]. Через несколько лет после него лингвисты Т. Улвинг [Ulving, 1968-69] и Я. Уленброк [Ulenbrook, 1967; 1968-69; 1970] опубликовали ряд статей, в которых с некоторым сомнением и даже большим изумлением сообщили ученому миру, что ими обнаружены несколько десятков слов, звучание и значение которых у чжоусцев совпадали с индоевропейскими1. В связи с этим вспоминается хорошо известный факт, что в районе современного Синьцзяна примерно в то время жили индоевропейцы-тохары, о которых обстоятельно писал Э. Паллиблэнк [Pul-leiblank, 1966], а может быть, и другие индоевропейские народы. Но это еще далеко не все.

В последнее время в нескольких изданиях появились публикации о новых находках следов обитания индоевропейцев еще ближе к средней части бассейна Хуанхэ, где зародилась китайская цивилизация. В 1995 г. в 20-м номере известного синологического ежегодника «Early China» была опубликована обстоятельная статья Л. Фитцджеральд-Хюбер, в которой на обширном материале южносибирских публикаций русских археологов (в первую очередь принята во внимание монография Е.Н. Черных «Древняя металлургия») анализируется распространение индоевропейских племен в центральноазиатском регионе. Выводы автора сводятся к тому, что, по ее мнению, тесно связанная с деятельностью этих племен металлургия бронзы пришла в свое время в Китай с севера, через энеолитическую культуру Цицзя (об этом см. [Васильев Л.С, 1995, с. 131-134]).
http://oldevrasia.ru/library/Vasilev-L-C-_Drevniy-Kitay--Tom-3--Period-CHzhango--V-III-vv--do-n-e--/59

Дальнейший путь Зулькарнайна, возможно, пролегал из Тарима через, так называемый, Внутренний азиатский горный коридор, в Среднюю Азию и Ближний Восток.



Результаты анализа древней ДНК Средней и Южной Азии, связываемой с индоиранцами, показали восточноазиатский адмикс.
https://www.biorxiv.org/content/early/2018/03/31/292581

Как было показано в начале, находки дисковидных псалиев в Газе и Рас-Шамре (Сирия) не ранее XVII века до н.э. имеют прямые аналогии в приазовской Каменке и на Южном Урале.

Находки в Рас-Шамре датируются периодом возникновнения государства Митанни, в текстах которого обнаруживается субстрат в виде митаннийского арийского языка.

Неслучайно, некоторые историки (аль-Куртуби, ат-Табари, Ибн Асир) утверждали, что Зу-ль-Карнайн жил во времена пророка Ибрахима (Авраама) и даже совершил вместе с ним паломничество в Мекку.

По разным данным был похоронен возле Мекки, либо он умер где-то между Сирией и Мединой и был похоронен на горе Тахама (Саудовская Аравия).

 

© 2007 Молекулярная Генеалогия (МолГен)

Внимание! Все сообщения отражают только мнения их авторов.
Все права на материалы принадлежат их авторам (владельцам) и сетевым изданиям, с которых они взяты.


Rambler's Top100