АвторТема: гаплогруппа G2a1 и палеоевропеоиды  (Прочитано 13 раз)

mdn и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн rakhmetАвтор темы

  • Сообщений: 29
  • Страна: by
  • Рейтинг +2/-0
  • Y-ДНК G1a, мтДНК G (G2a1)
  • Y-ДНК: G (G1a)
  • мтДНК: G (G2a1)
Похоже, нашел откуда пришли мои предки по женской линии в Беларусь.
В статье [Narasimhan et al. (2019): A reanalysis of ancient Y-DNA haplogroups from Central Asia, South Asia, the Steppe, and Europe  http://open-genomes.org/genomes/Narasimhan%20(2019)/Narasimhan_(2019)_Y-DNA_haplogroup_reanalysis.html?fbclid=IwAR14tmJvimAQnU_9fgY_G9tAU5N8i0x_LejvWzOEmbFdpXFuNJhYiFFZZHg] есть информация, что мтДНК гаплогруппа G2a1 обнаружена у мужчины (№4784) с Y-ДНК гаплогруппой Q1a2b2 (L56˃Y2659˃L940˃L932˃L933*(xBZ1466)) из могильника Кызылбулак I в Заилийском Алатау, возрастом 3516 лет (1618-1513 cal BCE).
Более древняя Q1a2b2 (L56˃Y2659˃L940˃pre L933) обнаружена у мужчины с мтДНК гаплогруппой U4a с поселения ямной культуры Кумсай (Кырык Оба) в Актюбинской области (возраст 4917 лет (3022-2911 cal BCE)). Данный факт может свидетельствовать о направлении миграции носителей Y-гаплогруппы Q1a2b2 с запада на восток.
Могильник Кызылбулак I, наряду с другим могильником Кызылбулак II, ритуальным комплексом Тургень II и поселением Кызылбулак IV входит в археологический комплекс Тургень II, наиболее яркий в группе памятников кульсайского типа, считающейся региональным вариантом федоровской андроновской культуры, датируемой абсолютно-хронологически первой половиной 2-го тыс. до н.э. (XIX-XV вв. до н.э.). По мнению археологов, памятники кульсайского типа, находящиеся в горной зоне Заилийского и Кунгей Алатау, существенно отличаются от комплексов того времени в других районах Семиречья. Локализована эта группа в восточной части региона, не исключая горные районы Северного и Центрального Тянь-Шаня [Гасс А., Горячев А.А. К вопросу о типологии и хронологии могильников эпохи бронзы в высокогорной зоне Заилийского Алатау // Вестник НГУ. 2016. .15, №5. - С.85-123].
Кызылбулак I находится в верховьях ущелья Тургень, в 100 м к северу от слияния речек Ой-Джайляу и Кызылбулак, на территории Энбекшиказахского района Алматинской области. Датируется Кызылбулак I по радиокарбону 3922±27 - 3370±35 BP, калиброванный возраст по ± 2 σ, годы до н. э. (%) - 2485–2405 cal BC * (95,4%) - 1750–1600 cal BC (87,2%)(1590–1530 cal BC (8,2%)) [Гасс А., Горячев А.А. К вопросу о типологии и хронологии могильников эпохи бронзы в высокогорной зоне Заилийского Алатау // Вестник НГУ. 2016. .15, №5. - С.85-123].
Нижний стратиграфический слой полуземлянок археологического комплекса Тургень II содержит фрагменты керамики, соответствующей по форме керамике федоровской культуры, но без характерной андроновской орнаментации. В верхнем слое жилых конструкций обнаружена, как описанная выше керамика, так и фрагменты сосудов, по форме напоминающих горшки и банки «федоровцев», но с декором характерным для общности культур валиковой керамики поздней бронзы Центрального, Северного и Восточного Казахстана, таких, например, как бегазы-дандыбаевская или саргары-алексеевская [Гасс А., Горячев А.А. К вопросу о типологии и хронологии могильников эпохи бронзы в высокогорной зоне Заилийского Алатау // Вестник НГУ. 2016. .15, №5. - С.85-123 C.114-115].
В комплексе ритуально-культового назначения Тургень II обнаружены два горшковидных сосуда, как по форме, так и по пропорциональному строению, напоминающие федоровскую керамику андроновской культурно-исторической общности Северо-Восточной Евразии, но по орнаментации шейки сосудов (знаки-пиктограммы) типичные для позднебронзовой керамики саргары-алексеевской культуры Юго-Восточного Урала и Зауралья, а также Северного Казахстана или бегазы-дандыбаевской культуры Центрального Казахстана.
Кроме того, керамика так называемого, валикового типа известна и на территории Восточного Казахстана, в степной и лесостепной части Алтая, в Омском Прииртышье, в степном и лесостепном Притоболье. Аналогичный элемент орнаментации сосудов, причем сосудов похожих форм, встречается среди «степной керамики» Южного Таджикистана, в керамике памятников хвалынско-ивановского типа в Поволжье, а также среди сосудов сабатиновской, белозерской и белогрудовской культур на Украине. Благодаря миграции кочевого населения эпохи поздней бронзы на юг Средней Азии и в Малую Азию такая керамика появляется в Афганистане и Иране. Знаки-пиктограммы вместо орнамента отмечены в памятниках биенского типа периода общности культур валиковой керамики на северных склонах Джунгарского Алатау [Гасс А., Горячев А.А. К вопросу о типологии и хронологии могильников эпохи бронзы в высокогорной зоне Заилийского Алатау // Вестник НГУ. 2016. .15, №5. - С.85-123 C.99-100].

По мтДНК гаплогруппе G2a1 информации очень мало, так как она по каким-то причинам генетикам мало интересна.
Н.В.Трофимова и др. сообщают, что гаплогруппа G2a с высокой частотой встречается в популяциях бурят (11%), монголов (8,5%), а в целом гаплогруппа G присутствует также в Волго-Уральском регионе - у коми (2,4%), татар (1,6%), чувашей (0,7%) и башкир (4,8%) [Трофимова Н.В., Литвинов С.С., Хусаинова Р.И, Ахметова В.Л., Ахатова Ф.С., Виллемс Р., Хуснутдинова Э.К. Генетическая характеристика поволжских татар по данным об однородительских маркерах // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2013. Т. 15, №3(5). С.1466-1469 С.1468].
Гаплогруппа G2a была обнаружена у туймазинских татар (4,2%) и отсутствует у казанских [Трофимова Н.В., Литвинов С.С., Хусаинова Р.И, Ахметова В.Л., Ахатова Ф.С., Виллемс Р., Хуснутдинова Э.К. Генетическая характеристика поволжских татар по данным об однородительских маркерах // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2013. Т. 15, №3(5). С.1466-1469 С.1467].
МтДНК гаплогруппа G2 есть у тубаларов 2,1%, манси 6,1%, тувинцев 6,3%, ульчей 1,2% [Стариковская Е.Б. Филогеография митогеномов коренного населения Сибири. Автореф. дис. докт. биол. гаук. – Новосибиркс, 2016. - 38с. С.15].
Анализ ископаемых ДНК, древностью около 4000 лет указывает на присутствие западно-евразийских линий H, U2e, U5, U7, K (наряду с восточно-евразийскими линиями C4, C5, D, G2a, M5) в северо-западной провинции Китая, на рубеже раннего/среднего неолита [Стариковская Е.Б. Филогеография митогеномов коренного населения Сибири. Автореф. дис. докт. биол. гаук. – Новосибирск, 2016. - 38с. С.28-29]
Б.А.Малярчук и др. сообщают о наличии мтДНК гаплогруппы G у европейских народов - коми (A, C, Z, D, G) 11,8%, латыши G 0,3%, русские южных и центральных регионов (M*, C, D, G) 1,3%, русские северо-западного региона (A, Z, D, M*, G) 4%, поляки, чехи (A, N9a, M*, C, D, G) 1,6% [Малярчук Б.А., Перкова М.А., Деренко М.В. к проблеме происхождения монголоидного компонента митохондриального генофонда славян // Генетика. 2008. Т.44, №3. - С.401-406 С.404].
Согласно исследованию белорусских генетиков, у литовских (белорусских, польских) татар 13,9% G2a1, и она филогенетически наиболее близка обнаруженной у одного тувинца (Южная Сибирь) и двух якутов [Панкратов В.С., Кушнеревич Е.И., Чеботарев Л.Ю, Мецпалу Э., Давыденко О.Г. Формирование пула митохондриальной ДНК белорусских татар: дальние миграции и смешение генофондов // Доклады Национальной академии наук Беларуси/ - 2014. Т.58, №3/ - С.82-87].
МтДНК гаплогруппа G2a1 обнаружена у индивида с Y-ДНК гаплогруппой R1b1a1b-M269(xM412,xU106) в погребении ранних венгров в Паннонии. Всего из этого захоронения исследованы 4 человека. У одного из них обнаружена Y-ДНК Q1a-F1096(xM25) и мтДНК H6a1b, у двух финно-пермская N1a1a1a1a2-Z1936(xL1034) и мтДНК N1a1a1a1a. У двух последних определен цвет глаз – голубой, волосы темно- и светлорусые. У носителя Q1a карие глаза и рыжеватые волосы, у R1b – карие глаза и черные волосы [Neparáczki Endre et. all Y-chromosome haplogroups from Hun, Avar and conquering Hungarian period nomadic people of the Carpathian Basin https://www.nature.com/articles/s41598-019-53105-5?fbclid=IwAR1jGEpFdvoS_W56Dx0lYtD2dLL-CS1sskUaJ0Md9hp76ntjJxqpGZ-BHgM].

Польские генетики [Mielnik-Sikorska M. The History of Slavs Inferred from Complete Mitochondrial Genome Sequences PLoS One. 2013; 8(1): e54360. Published online 2013 Jan 14. doi: 10.1371/journal.pone.0054360 https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3544712/#pone.0054360.s003] обнаружили G2a у поляков-кашубов (Кашубия находится в польском Поморье) (0,5%) и у украинцев (0,6%). Кроме того, они определили другие восточноевразийские гаплогруппы у поляков Подгалья (А – 1%, D - 1%), у украинцев (А – 0,6%, С – 1,2%).
Исследование G2a, обнаруженной у славян, показало, что она образует отдельную субкладу G2a6, родственную образцам из восточной Индии и Китая, которые образуют субкладу G2a1. Появление G2a в землях, ныне заселенных славянами, генетики относят к верхнему палеолиту, поскольку возраст G2a они определяют в 18-25 тыс. лет.
Кроме того, по мнению генетиков, одновременно с G2a (эпоха верхнего палеолита, 18-25 тыс. лет назад) в Европу могла прийти и С4а1. Гаплотипы этой субгаплогруппы у украинцев и поляков входят в ту же ветвь, что гаплотипы из Индии – С4а1а.
К неолиту генетики относят появление в Европе клады C5c1, которая встречается только в Европе. Она обнаружена у трех поляков, четырех европейцев, одного русского, одного кавказца, одного человека неизвестного происхождения и у одного украинца. Эволюционный возраст клады C5c1 равен примерно до 4–9 тыс. лет назад.
Клада D5a2a1a1имеет три основные ветви. Две сестринские клады представлены японскими гаплотипами, а третья – польскими, которые образуют новую субгаплогруппу D5a2a1a1a. В целом гаплогруппа D5a2 характерна для Индии, Китая и Южной Сибири (Бурятия). Предположительно эта гаплогруппа из Китая мигрировала в Индию. В Европу она, по-видимому, попала в эпоху средневековья с гуннами, аварами, монголами.
Гаплогруппа А наблюдается с наибольшей частотой в восточной и северной Азии. Польский гаплотип вместе с бурятским и кетским образует субкладу А8а. В пределах A8a польский и бурятский гаплотипы сгруппированы в субгаплогруппу A8a1. Наличие гаплотипа A8a1 у поляков может отражать вероятную средневековую миграцию кочевых племен из Сибири.
Таким образом, затруднительно определить с какой территории G2a1 пришла в эпоху бронзы в Заилийский Алатау. Более вероятен вариант прихода с востока, с бегазы-дандыбаевской культурой, но и приход с запада нельзя исключать. В пользу западного варианта говорит факт нахождения этой гаплогруппы вместе с Y-ДНК гаплогруппой Q1a2b2.
Выше уже отмечалось, что более древняя, чем в Кызылбулаке I Q1a2b2 обнаружена у мужчины с поселения ямной культуры Кумсай (Кырык Оба) в Актюбинской области (возраст 4917 (3022-2911 cal BCE)). Данный факт может свидетельствовать о направлении миграции носителей Y-гаплогруппы Q1a2b2 с запада на восток.
Краниологические материалы из Кумсая исследовали антропологи А.А.Хохлов и Е.П.Китов [Хохлов А.А., Китов Е.П. Краниологические материалы раннебронзового века долины р. Уил Западного Казахстана // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2018, Т. 20, №3(2). – С.510-516].
Курганный могильник Кумсай (Кырык Оба) в долине реки Уил Актюбинской области gо природной зональности является самым южным памятником ямного времени. Радиоуглеродные даты Кумсая (Beta № 290781 4290±40 BP; ИГАН № 4699 3920±70 BP), выполненные по костным образцам человека, представляют интервал в рамках конца IV - первой половины III тыс. до н.э. [Хохлов А.А., Китов Е.П. Краниологические материалы раннебронзового века долины р. Уил Западного Казахстана // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2018, Т. 20, №3(2). – С.510-516 С.510].
По мнению C.B. Богданова, в материалах Кумсая имеются отчетливые проявления поздне-энеолитической константиновской группы Подонья. В связи с этим Кумсай может представлять собой относительно поздний дериват константиновских памятников, бытовавших в сухих степях Арало-Каспийского района Волго-Уральского варианта ямной культуры параллельно с тамар-уткульскими памятниками, локализованными несколько севернее, в подзоне типичных степей Урало-Каспийского региона [Богданов C.B. Систематика комплексов древнеямной культуры востока Понто-Каспийских степей в контексте проблемы трансферта горно-металлургических традиций в Северную Евразию // Stratum plus. 2017. №2. С.133-157].
Краниологически люди из Кумсая довольно сильно выделяются среди синхронных культурных образований ямного круга. Наиболее близкой данному комплексу является тамаруткульская краниологическая серия Южного Урала и близких к ней географически поздних ямников Александровского и Кизильского могильников. Но при этом черепа из Кумсая более широколицы и этим сближаются с суммарной ямной группой Нижнего Поволжья и афанасьевских Алтая. Кроме того, кумсайская выборка выделяется среди всех других ямно-афанасьевского круга менее выступающим в профиль носом [Хохлов А.А., Китов Е.П. Краниологические материалы раннебронзового века долины р. Уил Западного Казахстана // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2018, Т. 20, №3(2). – С.510-516 С.511].
Краниологический комплекс из могильника Кумсай сходен с обнаруженным в выборке «Вертолетное поле» на Дону, черепа которого имеют сходство с черепами неолита из Ракушечного Яра Дона и приазовско-надпорожских могильников Украины, известными в антропологической литературе как представители прото/палеоевропеоидного типа. Имеющиеся «данные подтверждают выводы о продвижении в самом начале ямной эпохи массивных прото/палеоевропеоидов с Волго-Донья, вероятно, с Нижнего Дона, на восток, в Заволжье, в том числе и на территории Западного Казахстана. Нельзя отрицать возможность ассимиляции ими потомков местных энеолитических культур, представленных, к сожалению, пока лишь единичными черепами из оюклинской (Коскудук) и ботайской культур, и, разумеется, процесса контакта группы, оставившей кумсайские курганы, с соседними локальными ямными группировками и другим окружающим населением. Видимо, все это и обусловило своеобразие физического облика уильской популяции, которое могло проявиться в населении последующего этапа бронзового века Казахстана» [Хохлов А.А., Китов Е.П. Краниологические материалы раннебронзового века долины р. Уил Западного Казахстана // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2018, Т. 20, №3(2). – С.510-516 С.511-515].

Субклад Q1a2 обнаружен у мезолитического обитателя стоянки Звейниеки (Латвия) [Mathieson I. et al. The Genomic History Of Southeastern Europe, // Nature vol.  555, p.197–203(2018) https://www.nature.com/articles/nature25778].
Гаплогруппа Q1a2b2-F1161 распространена в Северной и Западной Европе и имеет две ветви в Южной и Западной Азии.
По данным генетиков Q1a2-M346 вместе с субкладом Q1a1b-M25, наиболее часто встречаются в тюркоязычных популяциях. Q1a1b-M25 распространился из Центральной Азии в Западную Азию и в Венгрию в Центральной Европе; Q1a2-M346 мигрировал из Южной Сибири в большую часть Евразии и на Коморские острова Африки [Huang Y-Z. et al. Dispersals of the Siberian Y-chromosome haplogroup Q in Eurasia // Molecular Genetics and Genomics February 2018, Volume 293, Issue 1, pp 107–117 https://link.springer.com/article/10.1007/s00438-017-1363-8]. Экспансия этих гаплогрупп связана с миграцией тюркских кочевников
Ниже у генетиков некое противоречие с вышеприведенными выводами.
Субклады Q1a2a1a2-L804 и Q1a2b2-F1161 происходят из Q1a2-M346 и оба, в основном, распространены в Западной и Северной Европе. Q1a2a1a2-L804 прибыл в Западную и Северную Европу 5-7 тыс. лет назад. Он распространился из Центральной Европы в Западную и Северную Европу вместе с первыми европейскими земледельцами раннего неолита. Q1a2b2-F1161 моложе своей родительской клады Q1a2-M346 на 1 тыс. лет. Поскольку Q1a2-M346 в эпоху неолита распространился по всей Европе, он, вероятно, принес Q1a2b2-F1161 в Западную и Северную Европу и даже в Западную и Южную Азию [Huang Y-Z. et al. Dispersals of the Siberian Y-chromosome haplogroup Q in Eurasia // Molecular Genetics and Genomics February 2018, Volume 293, Issue 1, pp 107–117 https://link.springer.com/article/10.1007/s00438-017-1363-8].
Q1a2 (L56˃Y2659˃L940*(xL932, L527) обнаружена у андроновца с поселения Орак в Красноярском крае (№6717, возраст 3402 (1497-1406 cal BCE, мтДНК гаплогруппа T1a1). Возможно, что это андроновец, скульптурное изображение которого широко известно.
МтДНК гаплогруппа Т, по мнению российских ученых В.И.Молодина, Т.А, Чикишевой и др. [Молодин В.И., Чикишева Т.А., Поздняков Д.В., Пилипенко А.С., Журавлев А.А., Трапезов Р.О., Ромащенко А.Г. Миграция андроновского населения в Западную Сибирь: археологический, антропологический и палеогенетический аспекты // Труды III (XIX) Всероссийского археологического съезда. Т. 1. – СПб-М-Великий Новгород, 2011. – С. 249-250], является маркером распространения андроновских (фёдоровских) племён в Западной Сибири.

 

© 2007 Молекулярная Генеалогия (МолГен)

Внимание! Все сообщения отражают только мнения их авторов.
Все права на материалы принадлежат их авторам (владельцам) и сетевым изданиям, с которых они взяты.


Rambler's Top100