АвторТема: Популяционная антропология  (Прочитано 7356 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн UlyssesАвтор темы

  • Модератор
  • *****
  • Сообщений: 112
  • Страна: 00
  • Рейтинг +22/-0
Популяционная антропология
« : 23 Май 2009, 16:34:12 »
Антропологический словарь под ред. Алексеевой и Яблонского (2003):
Популяционная концепция расы - представление о расах, как о сложных популяционных системах, подавляющее большинство признаков которых изменяется и наследуется независимо друг от друга и формирует их территориально приуроченные антропологические (расовые) комплексы в результате взаимодействия адаптивных и стохастических (случайных) процессов. Поэтому расовый тип популяции представлен в виде сложной мозаики признаков, свойственной данной популяции в целом, а не отдельным индивидуумам, принадлежащим к этой популяции.

Богатенков, Дробышевский (2005):
Расовые признаки не наследуются единым комплексом, а у конкретного человека они совершенно не обязательно соответствуют какому-то характерному типу. Однако, оценивая изменчивость внутри популяции и даже группы популяций, можно определить некий образ, который и называется расой. Значительная индивидуальная и популяционная изменчивость приводит к тому, что границы рас весьма расплывчаты, между разными расами существуют многочисленные переходы.
Можно услышать, что расы очень сильно отличаются друг от друга, настолько сильно, что спутать их невозможно. Это не так. Действительно, пигмея Центральной Африки можно легко отличить от жителя Тибета, вряд ли в популяциях Конго и Меконга можно встретить очень похожих людей и т.п. Однако, совершив своеобразное путешествие между двумя такими географическими пунктами, мы обнаружим между ними непрерывный переход антропологических признаков. В каждых двух последовательных группах на таком возможном пути мы чаще будем встречать очень похожих друг на друга индивидов. В то же время, исследуя популяции в целом, мы обнаружим между ними некоторые отличия. Различия двух соседних популяций зачастую будут почти неуловимыми (впрочем, не всегда), но между удаленными группами эти отличия, как правило, весьма значительны. Именно значительное сходство некоторых групп популяций и их отличие от других являются теми признаками, по которым антропологи различают расы.
Понятно, что в условиях непрерывной изменчивости провести границы трудно, однако популяционная концепция расы и не подразумевает наличия четких границ. А сильно удаленные группы отличаются настолько, что и индивидуальная изменчивость уже не может перекрыть этой разницы. Именно эта диалектика и позволяет выделять расы среди континуума человечества.

Крупнейший отечественный антрополог В.П. Алексеев предложил следующую модель возникновения рас и, соответственно, принцип их классификации. Придерживаясь полицентрической модели возникновения рас в верхнем палеолите, он выделял очаги расообразования разного уровня. Эти очаги он разделял на первичные, вторичные и третичные. В принципе, такое дробление можно вести вплоть до отдельной популяции. Первичные очаги расообразования соответствуют центрам возникновения больших рас, вторичные - малых. В каждом отдельном очаге складывался определенный комплекс расовых признаков, ставший в дальнейшем основой одной из совеменных рас. Очаги не были полностью изолированы один от другого, но наличие естественных географических барьеров между ними способствовало большей концентрации отдельных признаков именно в очагах расообразования.
Внутри же самих очагов таких барьеров не было, поэтому популяции, жившие на этой территории, оказывались практически одинаковыми по своим морфологическим признакам (Алексеев В.П., 1974; 1979; 1984).




Группы популяций (антропологические общности / антропологические комплексы):

Австралийская
Айнская
Алтае-саянская
Амазонская
Амуро-сахалинская
Андаманская
Андская
Атлантическая
Байкальская
Берберская
Валдайско-верхнеднепровская
Восточноафриканская
Восточнобалтийская
Гиндукушская
Дальневосточная
Динарская
Днепро-карпатская
Закаспийская
Западноевропейская
Западносибирская
Иберийская
Иберо-кавказская
Кавкасионская
Казахстанская
Калифорнийская
Каспийская
Колхская
Лигурийская
Материковая арктическая
Материковая южномонголоидная
Меланезийская
Негритосская материковая
Негритосская филиппинская
Нижнедунайская
Огнеземельская
Островная арктическая
Островная южномонголоидная
Памиро-ферганская
Патагонская
Переднеазиатская
Полинезийская
Понтийская
Прибалтийская
Притяньшанская
Североатлантическая
Североиндийская
Семито-аравийская
Скандинавская
Субарктическая
Субуральская
Суданская
Тасманийская
Тибетская
Тихоокеанская
Центральноазиатская
Центральноамериканская
Центральноафриканская
Центрально-восточноевропейская
Эфиопская
Южноатлантическая
Южноафриканская
Южноиндийская


Некоторые из этих антропологических комплексов (Понтийский, к примеру) составляют систематическую единицу меньшего объёма и более низкого таксономичского уровня, чем остальные (Южноафриканский, к примеру).
Подробный список антропологических общностей с синонимами, этническими группами и ареалами я выложу чуть позже.
« Последнее редактирование: 20 Октябрь 2009, 16:19:16 от Ulysses »

Оффлайн Mich Glitch

  • Genus regis
  • Сообщений: 34038
  • Страна: ca
  • Рейтинг +2819/-44
  • Y-ДНК: J2b1
  • мтДНК: H6a1a5a
Чем мне нравится антропологический концепт расы, так это тем, что он созвучен моему представлению о суммарном генетическом портрете.

То есть представитель, например какой-нибудь русской породы (извиняюсь за использование этого термина), какого-нибудь антропологического типа, присущего русским, не есть обязательно представитель одного только субклада. В рамках популяции, в рамках антротипа имеет статраспределение нескольких субкладов. Точно такое же распределение присутствует в суммарном генетическом портрете каждого представителя популяции.

Лучше всего это анализируется с помощью теста по аутосомным маркерам, или еще лучше по мульти-снип панелям.

То есть скажем в помёте немецкой овчарки даже самых чистых кровей могут присутствовать щенки с хвостом колечком. Или с вислыми ушами. Их внешний вид не соответствует конституции породы.
Так и тест по аутосомным маркерам. Даже у родных брата и сестры - разное распределение генетического наследия предков.
Например у моей сестры выползла угро-финская компонента, а у меня славянская (ссылка на результаты). Поэтому и чисто внешне меня типировали как восточного нордида, а сестру соотнесли с балтийскими типами. (Не ручаюсь за качество и достоверность антропологической заочной интерпретации.)

Одна только мужская или женские гаплогруппы в плане породы говорят сами по себе мало чего.
То есть отдельный представитель может быть обладателем славянско-металлисткой R1a1 гаплогруппы. :) Может даже именовать себя арийцем. Но беглого взгляда на его внешний облик будет достаточно для того, чтобы отнести его к типичным шариковым. Если же провести даже простенький 21-маркерный тест на ДНАтрайбз, то найдется тому и генетическое потверждение.

Есть примеры очень сильного соотвествия между антропологическими и ДНК-генеалогическими результатами. Вот тут например.

Наследование, порода - для меня это не только какие-то внешние признаки. Интеллект, предрасположенность к болезням, пагубные привычки - всё это из той же оперы.

Оффлайн UlyssesАвтор темы

  • Модератор
  • *****
  • Сообщений: 112
  • Страна: 00
  • Рейтинг +22/-0
Алексеев - (2008) Происхождение народов Восточной Европы (Избранное, том №4)
Коль скоро мы признали независимый характер наследования признаков и рассматриваем расу как популяцию, мы имеем полное основание высказаться против возможности определения расового типа индивидуума. Совершенно очевидно, что у индивидуумов расовые признаки складываются в случайные сочетания, не совпадающие с историческими корреляциями тех же признаков. Сложная мозаика этих сочетаний может быть классифицирована в типы либо при игнорировании исторических корреляций, либо при пренебрежении морфологической стороной дела. Действительно, при типологическом расположении какой-нибудь краниологической серии на составляющие ее компоненты и выделении в ней типов, отождествляющихся с единицами существующих расовых классификаций, часто оставляются без внимания значительные уклонения в вариациях отдельных признаков, т.е. осуществляется "подгонка" морфологических сочетаний под исторические корреляции. С другой стороны, если этого не делается и типы выделяются по морфологической рубрикации отдельных особенностей, чаще всего традиционно связанных с формой черепной коробки и лицевого скелета (долихокранные типы, лептопрозопные типы и т. д.), то такое выделение, игнорируя характер и направление исторически сложившихся связей между признаками, бессильно приблизить исследователя  к пониманию генезиса изучаемой группы.
Другой существенный недостаток индивидуально-типологической методики заключается в том, что она полностью пренебрегает широко известным и твердо установленным фактом  эволюционной  биологии - изменчивостью, проявляющейся в любой, даже гомогенной популяции. Изменчивость - это характерное свойство всего живого, такое же, как обмен веществ или размножение, и человек не составляет в этом отношении исключения. Казалось бы, это очевидное положение само по себе должно было предостеречь краниологов от выделения типов в серии из нескольких черепов, при котором число типов часто равно количеству черепов. Пределы и закономерности изменчивости расовых признаков в гомогенных популяциях также изучены достаточно обстоятельно (Johannsen, 1909; Филипченко, 1926; Игнатьев, 1951). Статистические характеристики этой изменчивости можно найти в любом достаточно полном руководстве по статистике (Игнатьев, 1959; Weber, 1961). Так, если две краниологические серии различаются на пять единиц черепного yказателя, квадартическое уклонение которого равно примерно 3,0, то статистически реальной при уровне значимости 0,01 эта разница будет только при 30 наблюдениях на серию. При визуальном выделении типов в малочисленных палеоантропологических сериях (а они часто состоят меньше, чем из 30 черепом) статистические критерии значимости различий просто не применяются, будто их нет. Но в конечном итоге это равносильно тому, что несуществующей молчаливо признаётся важнейшая отрасль современной биологии биометрия, как раз в последние годы достигшая больших успехов.
Наконец, индивидуально типологический анализ опять таки без серьёзного обоснования ставит знак равенства между фенотипическим комплексом и его генетической обусловленностью, т.е. не учитывает возможности параллельного и генетически независимого возникновения сходных, а иногда и тождественных морфологических комбинаций признаков при смешении, например. Очень часто реальное существование какого-нибудь морфологически специфичного типа в серии истолковывается как факт генетического значения, а между тем он образовался просто в результате смешения двух других компонентов, и более внимательный морфологический анализ этих компонентов даёт возможность показать это с достаточной ясностью.
« Последнее редактирование: 01 Июнь 2009, 13:20:24 от Ulysses »

 

© 2007 Молекулярная Генеалогия (МолГен)

Внимание! Все сообщения отражают только мнения их авторов.
Все права на материалы принадлежат их авторам (владельцам) и сетевым изданиям, с которых они взяты.


Rambler's Top100